1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Иван Преображенский

Комментарий: Логика новой газовой войны

Кремль готов сохранить транзит газа через украинскую территорию, но только при условии получения контроля над ней, предупреждает Иван Преображенский. Комментарий российского политолога специально для DW.

Российские газопроводные проекты в обход Украины один за другим теряют шансы на реализацию. С началом конфликта Москвы с официальной Анкарой, в разряд несбыточных проектов перешел "Турецкий поток". Еще раньше Россия сама отказалась от строительства "Южного потока", не сумев или не захотев согласовать его с Еврокомиссией. На очереди "Северный поток-2", которому Еврокомиссия уже отказала в финансировании. А в скором будущем от него могут и вовсе отказаться. Восемь посткомунистических стран ЕС, а также Греция, обратились с письмом в Еврокомиссию с требованием закрыть тему нового газопровода из России на декабрьском саммите Евросоюза. По мнению подписантов, строительство "Северного потока-2" только увеличит энергетическую зависимость ЕС от России.

Иван Преображенский

Иван Преображенский

Таким образом, "Газпром", который уже неоднократно заявлял о желании прекратить транзит газа через Украину, оказывается в тупике. Развивать новые проекты мешает политика. Пользоваться газотранспортной инфраструктурой на украинской территории российская компания тоже не может - все по тем же политическим причинам.

Пробить стену головой

Какие остаются варианты? Первый, разумеется, в том, чтобы все же договориться. Например, "Северный поток-2" вполне может быть построен и без поддержки со стороны Еврокомиссии.

Проект может быть реализован, если давление со стороны Брюсселя прекратится, страны-транзитеры, вроде Словакии, смирятся с потерей доходов от прокачки российского газа по своей территории, а государства Южной Европы откажутся от мечты о реализации давно свернутого, в том числе и по их вине, проекта "Южный поток". Ну а "Газпром" должен найти способ работать в рамках так называемого "третьего энергопакета" и демонополизировать новый трубопровод.

Реально ли это? Судя по тону "письма девяти" и комментариям, раздающимся из Брюсселя и Москвы, на данный момент это исключено. Пространства для компромисса остается все меньше, а ставки все стороны газового спора повышают. Европейские политики постоянно напоминают России, что теперь есть рынок сжиженного газа и всегда можно обратиться к Катару за дополнительными поставками, как это делает Турция.

В этом споре российские власти похожи на быка, которого вначале раздразнили, потом загнали в узкий коридор и теперь гонят в вольер. Огромное животное упирается и пытается растоптать раздражающих его маленьких человечков. Но у него всегда есть шанс не бежать в заданном направлении, а попытаться пробить стену там, где она кажется наименее прочной.

Заложник "Газпрома" - Украина

Такая возможность есть и у Кремля. Самым слабым элементом в конструкции, которая имеет целью заставить Россию сохранить транзит газа через украинскую территорию, остается сама Украина.

Означает ли это, что Москва сядет за стол переговоров с Киевом, как на это рассчитывают некоторые европейские политики, и договорится об использовании уже существующей газотранспортной системы? Этого не будет. Проблема даже не в том, что переговоры эти должны проходить после аннексии Крыма и на фоне военных действий в Донецкой и Луганской областях. Проблема в том, что одной из главных движущих причин конфликта на Украине было желание России получить контроль над соседней страной и ее газотранспортной системой. Иначе говоря, не получив контроль надо Украиной, Россия на дальнейший транзит через ее территорию не согласится.

В итоге экономические интересы толкают Кремль к возобновлению агрессии на востоке Украины. В рамках конфронтационной логики, которую с 2014 года демонстрирует российское руководство, из нынешнего положения другого выхода нет. Если альтернативные трубопроводы построить не удается, Москве остается бороться за получение контроля над уже существующими.

Владимир Путин недаром в своих выступлениях часто использует выражение "как бычка на веревочке". Для него подчиниться чужим требованиям, следовать по маршруту, который кто-то определил за тебя, страшнее, чем пойти на военный конфликт. И в Евросоюзе не должны об этом забывать, загоняя российского лидера в слишком узкие рамки.

Иван Преображенский - кандидат политических наук, эксперт по Центральной и Восточной Европе, обозреватель ряда СМИ. Автор еженедельной колонки на DW. Иван Преображенский в Facebook: Иван Преображенский

Смотрите также:

Контекст

Также по теме