1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Константин Эггерт

Комментарий: Косные против снобов

Назначение Анны Кузнецовой уполномоченным по правам ребенка показало: и провластное большинство, и оппозиционное меньшинство в РФ не избавились от наследия СССР, считает Константин Эггерт.

Анна Кузнецова и Владимир Путин

Анна Кузнецова и Владимир Путин

"Попадье там не место!" - "Матушке Анне там самое место!". "Анна Кузнецова - многодетная мать, искренний благотворитель, создавшая фонд, помогающий женщинам сохранить детей и не делать аборты" - "Анна Кузнецова верит в теории заговора, выступает против прав ЛГБТ и считает СПИД выдумкой то ли ЦРУ, то ли масонов". "Она - карьеристка, подпевала Кремля, сторонница Милонова и Мизулиной" - "Она - сторонник семейных ценностей и верит Путину, потому что видит в нем их защитника!".

Анна Кузнецова как символ "путинского большинства"

Спор о новом уполномоченном по правам ребенка кипит в массмедиа и социальных сетях. И, что интересно, все спорящие по-своему совершенно правы. Анна Кузнецова совмещает в себе все эти характеристики. Однако важно не то, что она замужем за священником и имеет шестерых детей, а то, что она - типичный представитель не только своего поколения "немного за 30", но и более широких общественных слоев постсоветской России.

Константин Эггерт

Константин Эггерт

Советский Союз новый уполномоченный не помнит (в 1991 году ей было девять лет), но, похоже, считает, что его единственным недостатком был государственный атеизм. При этом, с ее точки зрения (очень распространенной в сегодняшней России), в СССР были твердые моральные ценности, которые утрачены в результате распада советской системы.

Запад враждебен России и одновременно надеется на нее, как на единственную оставшуюся в мире хранительницу морали и нравственности. Демократия - власть большинства (меньшинство не в счет). Управлять страной должен сильный просвещенный правитель (в сущности, монарх, даже если называется президентом). Христианство - это не только и не столько личная и сознательная ответственность перед Богом за жизнь по евангельским принципам, а скорее идеология, без которой человеку и государству не устоять.

Короче говоря, Анна Кузнецова на посту уполномоченного смотрится намного более органично, чем лощеный столичный адвокат Астахов, любящий проводить время в Ницце. Выбор ее персоны - не столько продолжение линии на дальнейшее огосударствление главной религиозной конфессии страны, сколько подтверждение того, что Владимир Путин видит себя выразителем сокровенных чаяний подавляющего большинства россиян. Анна Кузнецова - собирательный образ тех, кого президент считает своей базой поддержки, тех, кто, с его точки зрения, и есть Россия. Ее назначение на бессмысленную в правовом государстве аппаратную должность с неясными полномочиями в этом смысле очень символично.

Советская постсоветская интеллигенция

Как символично и то, что происходит в стане критиков. Сразу скажу: то, что этих людей немного, и дискуссии ведутся в Сети и немногих независимых СМИ, меня совершенно не смущает. Во-первых, тех, кто пытается независимо осмысливать происходящее, в любой стране всегда не очень много. Во-вторых, где же этим дискуссиям в современной России вестись, как не в Facebook, ЖЖ и эфире "Дождя"? Не на Первом же канале, в самом деле.

Так вот, как Кузнецова - символ "путинского большинства", так и большинство ее критиков являют собой собирательный образ наиболее заметной части оппозиции нынешней власти. Ее главные качества: враждебное отношение к религии вообще и к христианству в особенности - в сочетании со слабой информированностью о предмете вражды; нелюбовь (чтобы не сказать презрение) к провинции и провинциалам как к носителям "темного начала" в русской жизни; отношение к абортам по требованию не только как к неотъемлемому праву человека, но и как к обязанности государства, сродни выплате пенсий и содержанию армии; приверженность гендерному подходу к этике в той или иной форме; неприязнь ко всему, что можно назвать традиционным.

Это причудливая смесь взглядов западных "салонных левых", читателей The Guardian и The New York Times и предрассудков советской интеллигенции позднесоветской поры, типа "многодетность - признак отсталости". В "пензенской матушке" эти люди сразу увидели врага. Интересный факт: когда глава фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам" Елена Альшанская, которую многие называли самым подходящим кандидатом в уполномоченные, вежливо поздравила Кузнецову с назначением, некоторые бывшие сторонники немедленно приписали ей стокгольмский синдром.

Чем довольна власть?

Анна Кузнецова, скорее всего, действительно не подходит на должность уполномоченного. Но не потому, что она "многодетная попадья из Пензы" (мне интересно, как общественность отнеслась бы к "чайлдфри с Чистых прудов", реши вдруг Кремль сделать такое назначение?). И не потому, что она любит Путина - таких в стране большинство, и подавляющая их часть - обычные люди, мои сограждане, а не монстры.

Контекст

Лично для меня проблема в том, что Кузнецова начала свою карьеру с неуклюжей лжи по поводу давнего интервью, и в том, что ее позиция по поводу запрета на усыновление детей иностранцами в самом лучшем случае невнятна. Мы все периодически грешим ложью, но в этом случае она была ненужной и неумной. А попытки уклониться от моральной оценки законодательства по усыновлению ("коли уж оно есть, давайте сделаем все, чтобы детям было хорошо в России") - признак того, что Кузнецова знает, "что такое хорошо и что такое плохо", но лукавит, а лукавство этой должности явно противопоказано.

Но вся эта история - не про уполномоченного по правам ребенка в Российской Федерации, а о будущем этой самой Федерации. Получается, что с обеих сторон виртуальных баррикад в стране находятся люди с причудливой смесью взглядов на политику и мораль. Несмотря на свои принципиальные расхождения, и те, и другие несут на себе отпечаток по-разному интерпретируемой советской реальности. Какой бы ни была фамилия президента, российское общество другим сегодня быть не может по чисто историческим причинам.

Если завтра Путин уйдет на пенсию, то коллективная "анна кузнецова" останется и даже на самых честных и демократических выборах не проголосует за радикальных феминисток и профессиональных борцов с "попами". Без нормальных консерваторов и вменяемых социал-демократов положение дел не изменится. Но ни на нормальный консерватизм, ни на социальную демократию запроса в России пока нет. Так и живем в состоянии удобного властям противостояния: пассивные и косные против нетерпеливых снобов.

Автор: Константин Эггерт - российский журналист, ведущий программ телеканала "Дождь". Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert

Смотрите также:

Смотреть видео 01:11

Путч 1991 года: что думает о демократии современная молодежь РФ? (19.08.2016)

Аудио- и видеофайлы по теме