1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Игорь Эйдман

Комментарий: Коррупция как главная скрепа

Арестом Улюкаева власти запугивают элиту и пытаются понравиться населению. Настоящую борьбу с коррупцией Кремль вести не может. Тогда ему нужно бороться с самим собой, считает Игорь Эйдман.

Причиной сенсационного задержания в ночь на 15 ноября теперь уже бывшего министра экономического развития России Алексея Улюкаева стало не только противостояние различных кланов в руководстве страны. У этой спецоперации были и масштабные пропагандистские задачи. Она была организована, как типичное PR-мероприятие с расчетом на максимальное привлечение внимания публики. С этим связано и неожиданное ночное сообщение об аресте высокопоставленного чиновника и мощная информационная кампания, сопровождавшая это событие.

Задержанием Улюкаева посланы сигналы сразу по двум адресам. Элите дают понять, что в ней неприкосновенных нет: каждый "министр-капиталист", в чем-то провинившейся перед президентом или его чекистским окружением, в любое время дня и ночи может оказаться под арестом. А население пытаются обнадежить сообщениями о начале "решительной борьбы с коррупцией в высших эшелонах власти".

Коррупция - скрепа режима

Коррупция в России - не просто социальная проблема. Она одна из важнейших скреп режима, стальной стержень, на котором держится его вертикаль власти. По индексу Transparency International, Россия стабильно входит в число 50 наиболее коррумпированных стран мира. Очень многих чиновников при желании вышестоящего начальства можно в любой момент посадить за коррупционные преступления. Кремль использует это для контроля над бюрократией и обеспечения ее полной лояльности.

Игорь Эйдман

Игорь Эйдман

Вызванная агрессивным внешнеполитическим курсом Путина конфронтация с Западом создает проблемы не только у населения, но и у представителей правящей элиты. В этой ситуации в верхушке российского общества может начать зреть недовольство. Для того, чтобы пресечь его на корню, власти используют знакомые по российской истории карательные методы. Не зря же в последнее время ставят памятники Ивану Грозному или Сталину. Однако на этот раз трагедия повторяется в виде фарса. Провинившегося "боярина" оправляют не в пыточную темницу, а под домашний арест. Но даже такая перспектива способна сильно напугать привыкших к безнаказанности российских чиновников.

Кремль наносит упреждающий удар по внутриэлитной "крамоле". Виновен в ней лично или нет сам министр - не суть важно. Главное создать внутри элиты атмосферу страха и незащищенности, в которой никакая антипрезидентская фронда невозможна. Причем удар наносится по самой ненадежной - с точки зрения силовиков -  "либеральной" части правящей верхушки. Не случайно сразу же после ареста Улюкаева начались обыски в компании "Роснано," возглавляемой другим видным системным либералом Анатолием Чубайсом.

Коррупция как проблема населения

Коррупция воспринимается россиянами как третья по значимости проблема после положения дел в экономике и здравоохранении. Больше трех четвертей респондентов считают, что органы власти в стране полностью или в значительной мере поражены этой социальной болезнью.

Люди ждут жесткой борьбы с ней прежде всего от президента. Они уверены, что, например, расследования Навального не могут привести к реальному наказанию коррупционеров. Поэтому такая общественная антикорупционная деятельность не вызывает большой поддержки среди населения. В народной мифологии обуздать нечистых на руку бояр может только царь. Но этот миф явно не оправдывает ожиданий населения.

Россияне не снимают с Путина ответственность за разгул коррупции. Борьба с ней, по их мнению,занимает первое место в списке его неудач. Две трети считают, что президент в полной или значительной мере ответственен за масштабы взяточничества в стране.

Президент опять "Чижика съел"

Мягкие приговоры известным коррупционерам воспринимаются с разочарованием. В результате население теряет веру в то, что отдельные шумные антикоррупционные дела могут привести к каким-то серьезным последствиям. Так, августовские аресты высокопоставленных силовиков были восприняты большинством респондентов как показательная предвыборная акция или следствие борьбы за передел сфер влияния. Число россиян, считающих, что Путин сможет добиться успеха в борьбе с коррупцией, за последний год сократилось.

В деле Улюкаева власть пыталась продемонстрировать людям, что всерьез борется с коррупцией. Однако последующий его перевод из тюрьмы под домашний арест, согласованный, по всей видимости, на самом верху, судя по реакции в блогосфере, многих разочаровал. После ночного сообщения об аресте министра люди, как в известной щедринской сказке, ждали от Путина суровых "кровопролитиев", а он, по их мнению, в очередной раз "Чижика съел", ограничился полумерами.

Кремль, проводя точечные акции против отдельных коррупционеров, успешно запугивает и держит в узде бюрократию, но настоящую жесткую борьбу с коррупцией он продемонстрировать населению неспособен. Ведь в этом случае ему пришлось бы бороться с самим собой.

Автор: Игорь Эйдман, социолог, публицист, автор книг "Социология интернет-революции", "Новая национальная идея Путина", а также книги на немецком языке "Das System Putin. Wohin steuert das neue russische Reich?" ("Система Путина. Куда движется новая российская империя?"). Страница автора в Facebook: Игорь Эйдман
Смотрите также
:

Контекст