1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

Комментарий: Конфликт на Украине, или Ловушки исторических сравнений

Украинский кризис служит источником для исторических параллелей. Угрожает Европе война, как в 1914-м? Или ситуация скорее напоминает 1939 год? Исторический опыт дает ответы не на все вопросы, считает Кристиан Триппе.

Новоазовск на Украине

Новоазовск на Украине

Европейцы и американцы проявляют редкое единодушие, осуждая политику Путина в отношении Украины. Евросоюз ужесточает санкции против России. НАТО корректирует стратегические планы с учетом внешней политики Москвы и ее неоимпериалистических замашек. Франция после долгих колебаний приостанавливает поставку России вертолетоносца. Германия, Италия и другие страны принимают решение пренебречь своими экономическими интересами. Запад смыкает ряды.

Кристиан Триппе

Кристиан Триппе

Разногласия становятся заметными, когда украинскому кризису начинают подыскивать место в общем европейском историческом контексте. Конфликт разразился в год, когда Европа вспоминает о двух значимых событиях. 100 и 75 лет назад они оба поставили на континент кровавый штемпель - 1914 и 1939 годы - начало Первой и Второй мировых войн. Агрессия России против Украины практически вынуждает проводить параллели.

"От совпадений порой мурашки по коже", - сказал министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер на дискуссии, посвященной Первой мировой войне. Дипломатический провал, который произошел сто лет назад, для немецкой политики одновременно и зловещее предзнаменование, и стимул. В Европе не должна начаться еще одна война из-за политических ошибок, считают в Берлине, где царит убеждение, что худшее можно предотвратить с помощью искусной дипломатии. Немецкая внешняя политика 2014 года скорее рассматривает украинский кризис в контексте ситуации, царившей в Европе в 1914 году.

Тот в Германии, кто, напротив, проводит параллели между путинской политикой и экспансионистским курсом нацистской Германии в тридцатые годы прошлого века, не найдет поддержки. Во всяком случае, министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле, позволивший себе подобное сравнение, почувствовал это сразу - МИД в Берлине осадил его. На сравнения Путина с Гитлером в Германии наложено табу. А вот в других странах довольно прямо обозначают сходства в их действиях во внешней политике: империалистические цели, гонка вооружений, хладнокровное нарушение существующих международных договоров и соглашений - и все это на фоне истерически взвинченной пропаганды.

На саммите ЕС в конце августа британский премьер-министр Дэвид Кэмерон предостерег от повторения в случае Путина тех ошибок, которые были допущены в тридцатые годы в отношении Гитлера. Британская и французская "политика умиротворения", основанная на уступках и потакании агрессору, не смогли остановить немецкого диктатора. Поэтому Кэмерон призвал к большей жесткости и решительности, и его позицию недвусмысленно поддержали Польша, страны Балтии и Скандинавии. Эти страны строят свою политику по отношению к России, исходя скорее из ситуации, которая существовала в Европе перед началом Второй мировой войны.

Но и как любые исторические сравнения, подобные ассоциации являются весьма ненадежным ориентиром. Тот, кто рассматривает сегодняшний кризис на Украине в контексте только 1914 года, с легкостью проглядит, какую разрушительную роль может сыграть одно единственное, готовое на все государство. Тот же, кто концентрируется только на 1939 году, может проглядеть возможности, способные сыграть решающую роль в деэскалации кризиса. В 2014 году и то, и другое было бы роковым.

Кристиан Триппе, руководитель корпункта DW в Брюсселе

Аудио- и видеофайлы по теме