1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Комментарий: Катарский кризис - арабские принцы играют с огнем

Поводом для дипломатической изоляции Катара стали обвинения в поддержке терроризма. Но причина кризиса во внутриполитической борьбе наследных принцев в регионе, уверен Башир Амрун.

Реакция президента США не заставила себя долго ждать. Уже через несколько часов после принятия решения о дипломатической и - в значительной степени - географической изоляции маленького эмирата Катар Белый Дом объявил о намерениях Трампа способствовать деэскалации кризиса. В случае необходимости Дональд Трамп готов отправить в проблемный регион высокопоставленного представителя своей администрации, который должен будет взять на себя роль посредника в урегулировании конфликта.

Однако Трамп в этих обстоятельствах не является честным маклером. Ведь то, что бряцание оружием в Персидском заливе возобновилось непосредственно после его исторического визита в столицу Саудовской Аравии Эр-Рияд - не случайность. В своем выступлении Трамп провозгласил ваххабитскую монархию лидером арабского и исламского мира и союзником США в регионе. При этом главными злодеями объявлены основной соперник Эр-Рияда Иран, а также некие неупомянутые государства, поддерживающие терроризм. Саудовцы сразу же расплатились за такую честь, заключив с США контракт на закупку оружия объемом в 110 млрд долларов, что составляет львиную долю золотовалютных резервов страны.

Башир Амрун

Башир Амрун

Последствия изменения курса США в регионе первым ощутил на себе Катар. С 1995 года, когда наследный принц Хамад бен Халифа в результате путча свергнул своего отца и захватил власть в стране, крошечный эмират пытается стать независимым игроком в регионе. Со своими почти неиссякаемыми запасами газа, с одной стороны, и панарабским новостным телеканалом Al Jazeera - с другой, Катар вырос до уровня дипломатического тяжеловеса и использовал свое влияние - в особенности, для борьбы с лидерами других арабских стран во время "арабской весны" (серия революционных движений в Северной Африке и на Ближнем Востоке в начале 2010 -х годов. - Ред.).

Это привело к колоссальному росту популярности Катара среди критиков режимов на Ближнем Востоке. Впрочем, для старшего брата эмирата - Саудовской Аравии - Доха всегда была бельмом на глазу. Злые языки утверждают, что в 2013 году бывший эмир Катара Хамад отрекся от престола в пользу своего сына Тамима, которому тогда было чуть более 30 лет, именно из-за давления со стороны Эр-Рияда.

"Крестный" отец контрреволюционеров

Впрочем, соседей раздражал и Тамим - несмотря на то, что Al Jazeera с 2014 года избегает критического освещения тем, связанных с внутренней или внешней политикой Саудовской Аравии. Но ударить по-настоящему Эр-Рияд позволил себе только сейчас, после заключения многомиллиардной сделки с Трампом.

Впрочем, настоящим дирижером этой перестановки сил является не американский президент, а 56-летний Мухаммед бен Заид Аль Нахайян. Все еще слишком молодой для хитросплетений в политике монархов стран Персидского залива наследный принц Абу-Даби является "крестным отцом" всех контрреволюционных сил в странах "арабской весны". Будь то Тунис, Ливия или Египет - всюду старые элиты смогли заручиться поддержкой Мухаммеда бен Заида. Таким образом, его интересы диаметрально противоположны интересам Катара, который делает ставку на "Братьев-мусульман" (радикальное суннитско-исламистское движение на Ближнем Востоке. - Ред.).

У наследного принца Абу-Даби очень хорошие отношения с президентом США Дональдом Трампом. Мухаммед бен Заид использует их для того, чтобы оказывать давление на своего тщеславного союзника - второго наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Сальмана Аль Сауда, который желает как можно быстрее стать наследным принцем, чтобы затем занять место своего старого отца. Таким образом кризис вокруг Катара связан также с борьбой за власть внутри саудовской королевской семьи.

Однако и у Катара, безусловно, тоже рыльце в пушку. Эмират поддерживает большое количество экстремистских группировок в различных "горячих точках" - к примеру, бывший "Фронт ан-Нусра", который считался сирийским подразделением "Аль-Каиды". В том, что касается демократии, Дохе также нечем похвастаться: парламентские выборы в Катаре не проводятся с 1970 года, а политические партии там запрещены. О соблюдении прав человека, особенно в контексте ужасающих условий труда на стройках, связанных с подготовкой к ЧМ-2022 по футболу, и вовсе не стоит говорить.

Бескомпромиссность и жестокость

Однако то, что обвинения в поддержке террористов в адрес Катара поступают именно со стороны саудовцев, выглядит гротескно. На протяжении по меньшей мере 60 лет Саудовская Аравия остается крупнейшим в мире экспортером экстремистской идеологии и способствует дестабилизации обстановки во многих регионах мира - в том числе, на Кавказе, Балканах и в странах Западной Европы.

Будь то "Аль-Каида", "Талибан", исламистские группировки, участвующие в гражданской войне в Сирии, а до этого - в Ираке и Алжире, или же имамы, проповедующие радикальный ислам в мечетях по всему миру: нефтедоллары Эр-Рияда гарантируют быстрое распространение ваххабитского учения саудитов, чрезвычайно бескомпромиссных и готовых к насилию в отношении инакомыслящих. Принятый американским Конгрессом в 2016 году закон JASTA, позволяющий родственникам жертв терактов 11 сентября выдвигать иски против стран, поддерживающих терроризм, указывает на то, какую роль Саудовская Аравия играла в организации терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне.

Единственной гарантией выживания Катара на данный момент является американская авиабаза Эль-Удейд, расположенная к западу от Дохи. На данный момент в администрации США утверждают, что Вашингтон не планирует перебрасывать крупнейший в регионе контингент из более 10 000 солдат в другую страну. Однако при президенте Трампе эта позиция может очень быстро стать диаметрально противоположной.

Сомнительным выглядит и поведение многих представителей западных стран, которые, пользуясь моментом, пытаются свести счеты с Катаром. К примеру, президент Немецкого футбольного союза (DFB) Райнхард Ґриндель (Reinhard Grindel) теперь уже не исключает бойкот чемпионата мира в Катаре и хочет, чтобы крупные турниры в будущем не проходили в странах, которые, как он говорит, активно поддерживают терроризм.

В то же время обвинения Катара в поддержке терроризма являются для саудовцев лишь предлогом для бряцания оружием в направлении Дохи. Цель Саудовской Аравии - абсолютное подчинение себе других. Впрочем, арабский мир, в котором голоса критиков Эр-Рияда полностью заглушены, будет влачить жалкое существование.

Автор: Башир Амрун, обозреватель DW

Смотрите также:

Смотреть видео 02:16

Трамп на Ближнем Востоке: 100 миллиардов от продажи оружия и 100 миллионов в фонд Иванки (22.05.2017)

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме