1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Константин Эггерт

Комментарий: Как Сергей Удальцов подал заявление на работу в Кремле

Выйдя на свободу, Удальцов предстал тем, кем был всегда - сталинистом имперских взглядов, а еще - сторонником политики Кремля, пишет Константин Эггерт специально для DW.

Сергей Удальцов на пресс-конференции в Москве 10 августа

Сергей Удальцов на пресс-конференции в Москве 10 августа

10 августа на пресс-конференции в московском офисе агентства "Росбалт" был поставлен своеобразный рекорд. Из уст вышедшего за два дня до этого на свободу Сергея Удальцова прозвучало самое длинное в современной российской истории заявление о приеме на работу. Лидер развалившегося "Левого фронта", как следует из его почти часовой речи, претендует на должность в отделе "Системная оппозиция" департамента внутренней политики администрации президента Российской Федерации. Там уже трудится человек, с которого Удальцов явно берет пример - Геннадий Андреевич Зюганов. О нем вышедший из колонии Сергей Станиславович говорил почти элегически: "Был бы Зюганов у власти - была бы амнистия".

Путин - хороший и плохой

Предваряя вопросы журналистов, Удальцов пятьдесят минут излагал свои взгляды на внешнюю и внутреннюю политику Кремля (первая - хорошая, вторая - плохая), перспективы оппозиции (готов блокироваться со всеми, но по тактическим вопросам), давал характеристики бывшим соратникам по протестному движению (в основном, негативные) и пенитенциарной системе (неожиданно сдержанные, местами теплые - "побывали в санатории ноль звезд").

Константин Эггерт

Константин Эггерт

Удальцов коротко заверил всех, что взглядов своих он не изменил и остается в оппозиции Путину. Однако большую часть своей речи посвятил ключевой для властей поддержке аннексии Крыма, зюгановского типа заклинаниям против "неолиберальной политики властей" и - самое главное - шельмованию демократической оппозиции. Она, оказывается, проявила "непорядочность" и "стравливала" демонстрантов с полицией на Болотной площади в мае 2012 года.

Особенно досталось Алексею Навальному и почему-то Ксении Собчак, которых создатель "Левого фронта" фактически прямо назвал провокаторами. Стоило закрыть глаза - и возникало полное впечатление, что в эфире очередная "дискуссия" на "Первом канале", где тщательно подобранные участники жарко спорят, на какую именно иностранную разведку работают "Навальный и Ко", гневно критикуют кабинет министров за "монетаризм" и соревнуются в том, кто горячее любит Крым и "народ Донбасса".

Апофеозом пресс-конференции стала вот эта фраза: "Моя личная ошибка - излишнее доверие к некоторым людям - привела меня в места лишения свободы". Я тут же вспомнил редкие постановочные телесюжеты на советском ТВ, где отдельные сломленные диссиденты "чистосердечно" каялись в том, что их сбили с пути "агенты ЦРУ и мирового сионизма" - то есть те, кто ни в чем не признался и получил реальный срок.

Получается, как ни крути, что срок в колонии Удальцов отбывал по вине не столько Кремля, сколько оппозиции. Это, мягко говоря, довольно странный способ возобновления диалога с широкой коалицией оппозиционных сил, которую якобы хочет возродить недавний заключенный.

Прилепин, Зюганов и место в Думе?

Но, на самом деле, никакой коалиции не будет. Со времени протестных акций прошло пять лет и романтический флер рассеялся. Удальцов предстал перед публикой тем, кем, видимо, был всегда - советского типа коммунистом с имперскими замашками. Как метко заметил кто-то из остряков в "Твиттере": 40-летний человек говорит почти так же и то же самое, что и 96-летний ветеран ЦК КПСС Егор Лигачев.

Ближайшие перспективы Сергея Станиславовича ясны: уже скоро - поездка в захваченный Донбасс. Там он выпьет рюмку с "президентом" Захарченко и под камеры ТВ пальнет из миномета по "украм" с самозванным "замполитом" Захаром Прилепиным. Затем последует приход на шоу к Владимиру Соловьеву или другому штатному пропагандисту. В студии экс-оппозиционер будет "жестко" возражать никоновым и прочим михеевым, категорически требуя аннексировать Донбасс, запретить ввоз бурбона и - как же без этого - разобраться, наконец, с "пятой колонной".

Если повезет, когда судимость окончательно снимут, то глядишь, и разрешат пройти в Московскую городскую думу, а то и в Государственную, по списку КПРФ. Коммунисты по приказу Кремля не откажутся по-отечески приютить "младшего товарища". Дипломатический паспорт, помощники, транспортные-представительские-командировочные - чем не жизнь?

Впрочем, лидером коммунистов вместо Зюганова (о чем политологи гадали еще пять лет назад) Удальцов станет едва ли. Все-таки судимость, как ни крути, да и политического чутья не сильно много. Так элегантно помогать Кремлю, как Геннадий Андреевич, Удальцов не умеет и едва ли научится. Реальная же левая оппозиция - например, молодой "Левый блок" анархистов и антикапиталистов, избавившийся от сталинизма и неоимпериализма, пойдет своим путем. Без него. Вот так и выглядит политическая смерть.

Автор: Константин Эггерт - российский журналист, ведущий программ телеканала "Дождь". Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert

Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Контекст

Ссылки в интернете