Комментарий: И целого Крыма мало… | Авторская колонка Константина Эггерта | DW | 16.03.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Константин Эггерт

Комментарий: И целого Крыма мало…

Два года спустя после аннексии Крыма россияне по-прежнему не хотят отдавать полуостров. Однако эйфории 2014 года нет и в помине - и она больше не вернется, считает Константин Эггерт. Комментарий специально для DW.

Март 2014 года. Плакат в Крыму, агитирующий проголосовать за присоединение к России на референдуме

"Крым наш - и что?" - спрашивает среднестатистический россиянин

18 марта 2016 года в Москве отметят вторую годовщину церемонии, на которой Крым официально был включен в состав России - митингом-концертом на Васильевском спуске под лозунгом "Мы вместе!" Девиз, по идее, немного странный. Ведь в том, что "вместе", вроде бы никто в России сомневаться не должен.

"Присоединение" вместо "аннексии"

Недавний опрос "Левада-центра" зафиксировал небольшое уменьшение числа тех, кто считает, что "присоединение" Крыма было правильным: в 2014 году таких было 89 процентов, а теперь - 82. Число тех, кто считает, что события двухлетней давности принесли России больше вреда, чем пользы, достигает 20 процентов. Это, вообще-то, немало, учитывая то, какое значение придают крымской теме в Кремле.

Константин Эггерт

Константин Эггерт

А значение это очень велико. Достаточно сказать, что даже для оппозиционных партий, надеющихся провести хотя бы пару депутатов в Госдуму на сентябрьских выборах, главным неофициальным условием стало публичное провозглашение согласия с тезисом "Крым наш!" Поэтому Лев Шлосберг, неоднократно называвший присоединение аннексией, не был избран лидером "Яблока", несмотря на высокую популярность. Вместо Шлосберга "партию Явлинского" возглавила малоизвестный политик из Карелии Эмилия Слабунова. Она вскоре сформулировала гибкую официальную позицию партии: "Крым был аннексирован, но для решения крымского вопроса потребуется новый референдум под международным контролем". Которого в обозримом будущем ждать не приходится.

Конец эйфории?

Впрочем, идеологический мобилизационный ресурс крымской темы сегодня явно не тот, что даже год назад. Предложение "вернуть Крым Украине" популярностью, конечно, не пользуется. Но и крымская эйфория 2014 года явно прошла. Поступиться чем-то ради крымчан россияне не готовы. Предлагавшаяся рядом прокремлевских политиков идея ввести "налог солидарности" для финансовой помощи Крыму была почти мгновенно похоронена. Платить его в той или иной форме согласились лишь 15 процентов россиян.

Если верить официальной туристической статистике, то два курортных сезона, прошедших в Крыму под российским триколором, не привели к экономическому подъему на полуострове. Попытки государства хоть лаской, хоть таской затянуть массы россиян на отдых в Крым особыми успехами пока не увенчались. Международные санкции, блокада со стороны материковой Украины и общая неблагоприятная для России экономическая конъюнктура превратили его в пока еще не слишком тяжелую, но все же заметную нагрузку для государственного бюджета.

Мне кажется, что в глазах российского общества Крым стал просто еще одним дотационным регионом со своими проблемами - таким как Мордовия, Тува или Алтай. Расчет Кремля на то, что граждане теперь будут вечно благодарны власти за "возвращение Крыма в родную гавань" и всегда одобрять ее действия, оказался, мягко говоря, наивным. Крым теперь там же, где и "борьба с олигархами", "энергетическая сверхдержава", Саакашвили с его галстуком и Олимпийские игры в Сочи - в прошлом. Там же скоро, видимо, окажется и "антитеррористическая операция ВКС России в Сирии".

Бесконечный сериал

Это совершенно закономерно. Несколько лет назад российский политолог Лилия Шевцова заметила, что все более недемократический режим в России по-прежнему нуждается в демократической по форме легитимации. Это заставляет руководство страны все время убеждать население в том, что именно и только оно достойно управлять страной - без ограничений по времени и срокам. И если с 2000 по 2008 год на фоне беспрецедентного экономического роста граждане охотно верили Кремлю, то, начиная с кризиса 2008 года, ресурс легитимности там стали все больше искать во внешней политике, точнее, в противостоянии с Западом.

Отказавшись даже от несовершенной демократии ельцинской поры, правители России поставили себя в положение производителей бесконечного сериала под названием "Страна встает с колен". А граждан все равно беспокоит безработица и кризис системы здравоохранения, пенсии и падающий уровень образования, девальвирующийся рубль и дорожающий бензин.

Это вовсе не значит, что они готовы завтра выйти на улицы, чтобы требовать смены власти. Наоборот, россияне боятся перемен, опасаются, что станет еще хуже. Они вроде бы согласны вновь проголосовать за Путина, потому что за пятнадцать лет их приучили: альтернативы ему нет. Но все равно нет никакой гарантии, что завтра они не начнут думать иначе.

Фирменное блюдо российской телевизионной пропаганды - безответственность под соусом цинизма - отравило не только мозги граждан, но и жизнь власти. "Крым наш!" - вдохновенно восклицает она. "Да, - отвечает среднестатистический россиянин. - Ну и что?" А это значит, нужно спешно придумывать сценарий новой части бесконечного сериала.

Автор: Константин Эггерт - российский журналист. Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert

Смотрите также:

Смотреть видео 13:55

Лев Шлосберг: В случае революции будет много крови (10.03.2016)

Аудио- и видеофайлы по теме