Комментарий: Историческая встреча ″эмиссара Путина″ и ″римского еретика″ | Авторская колонка Константина Эггерта | DW | 08.02.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Константин Эггерт

Комментарий: Историческая встреча "эмиссара Путина" и "римского еретика"

Встреча папы и патриарха в Гаване открывает путь к единству православных и католиков. При этом их личные взгляды для истории неважны. Константин Эггерт - специально для DW.

Я знаю, какой кадр войдет в декабре 2016-го в число "моментов года" в итоговых публикациях журналов и информагентств. Это будет фото папы Франциска и патриарха Кирилла, обнимающих друг друга.

Их встреча, которая должна состояться 12 февраля в аэропорту Гаваны, сравнима по значению только со встречей папы Павла VI и Вселенского (Константинопольского) патриарха Афинагора в Иерусалиме в январе 1964 года. До того дня предстоятели православной и католической церквей последний раз встречались в 1439 году. Папа Павел и патриарх Афинагор сняли взаимные анафемы - результат раскола христианской церкви на западную и восточную, случившегося в 1054 году.

Если переговорам на Кубе в последний момент ничего не помешает, то это будет первая в истории встреча русского патриарха и римского папы. В течение четверти века Московский патриархат утверждал, что ей препятствуют две вещи: дискриминация православных верующих греко-католиками на территории западных областей Украины плюс прозелитизм (переманивание верующих) в традиционных юрисдикциях Московского патриархата на постсоветском пространстве. В Риме это всегда отрицали. Переговоры в кубинской столице будут, по сути, означать, что Москва сняла свои претензии к Риму.

Приехать триумфатором

Думаю, что инициатор встречи - патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Во-первых, он - ученик митрополита Никодима (Ротова), возглавлявшего отдел внешних церковных сношений Московского патриархата в 1960-70-х годах. Митрополит Никодим был сторонником развития связей с Ватиканом и поклонником системы церковного управления, принятой в католической церкви. Свои симпатии, считается, он передал нынешнему патриарху.

Константин Эггерт

Константин Эггерт

Во-вторых, в июне на греческом острове Крит должен пройти Всеправославный собор. На него приедут главы всех 15 автокефальных (самоуправляемых и независимых) православных церквей. Председательствовать на соборе, подготовка которого продолжалась не одно десятилетие, будет Вселенский патриарх Варфоломей, в чью юрисдикцию входит Крит и который по традиции почитается как "первый по чести" среди глав православных церквей.

До объявления о встрече в Гаване главным православным иерарахом, поддерживавшим активные контакты с Римом, был именно он. Варфоломей не раз виделся с римскими первосвященниками, начиная с папы Иоанна Павла II. Учившийся в 1960-е годы в папском Восточном институте в Риме, Константинопольский патриарх - активный сторонник экуменизма, всемерного сближения христиан разных конфессий, но прежде всего - православных и католиков.

Русская церковь - самая многочисленная в православном мире. То, что патриарх Варфоломей говорит с Римом как бы от имени всех православных, всегда вызывало подспудное раздражение в Москве. Да и события на постсоветском пространстве, где ряд откловшихся от русской православной церкви группировок не раз пытались получить признание и перейти в юрисдикцию Вселенского патриарха (правда, безуспешно), затрудняли диалог двух церквей. Российско-украинский конфликт, поставивший на повестку дня вопрос о будущем Украинской православной церкви как части Московского патриархата, заставил многих говорить о возможной исторической перспективе "развода" между Киевом и Москвой.

После предстоящей встречи с папой Франциском патриарх Кирилл приедет на Крит не загруженным проблемами церковным администратором, а триумфатором, открывшим новую страницу в истории христианства.

Патриарх - эмиссар Путина?

При этом дома встреча патриарха с папой многими будет воспринята неоднозначно. Самая активная часть верующих и клира Русской церкви - одновременно самая консервативная и подверженная разнообразным теориям заговора. Для этих людей католики и папа - в лучшем случае "еретики", в худшем - "слуги сатаны" и "агенты мирового масонского правительства". Если за встречей папы и патриарха последует более активное сближения церквей, "антикирилловские" настроения могут выйти в публичную сферу и создать проблемы для патриарха. Очевидно, он считает, что этот риск оправдан.

Либеральная часть общественного мнения наоборот видит во встрече близкого к Кремлю патриарха хитрый ход путинской администрации, призванный улучшить ее имидж в глазах Запада. Однако столь историческое и неоднозначное с внутрицерковной точки зрения решение патриарх едва ли мог принять просто потому, что Путин "настоятельно попросил" его об этом. Мой опыт освещения церковной политики и дипломатии свидетельствует о том, что отношения Московского патриархата со Святым престолом в значительной степени находятся вне прямого контроля Кремля.

Полагаю, патриарх попытается убедить понтифика в справедливости российской позиции по Сирии и в том, что Москва защищает там религиозные меньшинства, включая христиан. Однако у папы Франциска свой взгляд на ситуацию, он категорически против любого внешнего военного вмешательства в сирийский конфликт. Вряд ли разговор с предстоятелем русской церкви его изменит.

Разговор о единстве церквей

Я вообще уверен, что содержанием исторической встречи будет не столько обсуждение современной политической ситуации в мире. Та декларация, которую подпишут понтифик и патриарх, будет посвящена прежде всего тому, что объединяет две церкви, то есть духовным вызовам современного мира - секуляризму, обществу потребления, "идеологии гендера", радикальному исламу и преследованиям христиан.

Затронут ли папа и патриарх главные проблемы, препятствующие единству православных и католиков: роль римского первосвященника как вероучителя, претендующего, согласно католической доктрине, фактически на роль первосвященника христианского мира, а также признание благодатности (действенности) таинств католической церкви православными? Думаю, что если они их и коснутся, то едва ли примут какие-то кардинальные решения. Однако эта встреча открывает возможность разговора о реальном движении если не к административному, то к духовному единству церквей (пусть и в отдаленном будущем).

К папе Франциску и патриарху Кириллу можно относиться как угодно. Предстоятель католической церкви, на мой вкус, придерживается чересчур левых взглядов. Глава Русской православной церкви слишком тесно сотрудничает с государственной властью. Но их личности для церковной истории, которая всегда движется неспешно, будут не так важны для верующих, если когда-нибудь идеал "единой, святой, соборной и апостольской церкви" из символа веры станет реальностью.

Автор: Константин Эггерт - российский журналист. Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert

Смотрите также:

Контекст