1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Комментарий: Исламистский терроризм - преувеличение и отрицание

На следующий день после нападения на пассажиров в поезде под Вюрцбургом в очередной раз стало ясно: отношение к беженцам глубоко раскалывает немецкое общество, считает Феликс Штайнер.

Поезд, в котором произошло нападение под Вюрцбургом

Поезд, в котором произошло нападение под Вюрцбургом

У понятия "террор", вообще-то, есть точное определение: это систематическое распространение страха и ужаса путем применения силы. Если исходить из этого, то нападение с топором и ножом на пассажиров поезда под Вюрцбургом, возможно, вовсе не было террором. Уже известно, что предположительно 17-летний афганец предоставил пропагандистам террористической группировки "Исламское государство" (ИГ) видео, в котором он объявляет о совершении нападения на "неверных". Но достаточно ли этого для признака систематичности, если учитывать, что боевики ИГ не поручали ему никакого задания - даже если они сейчас и кичатся тем, что он совершил?

Замена понятия "террор"

В этой связи то, что произошло вечером 18 июля в региональном поезде под Вюрцбургом, немецкие СМИ вплоть до настоящего момента неизменно называют не "террор", а "атака" или "нападение". С тех пор, как появились сообщения о том, что молодой человек, возможно, радикализовался за несколько дней - после того, как узнал о смерти близкого друга на родине - снова, как и в первые часы после нападения, стали говорить о бойне на почве помешательства.

Феликс Штайнер

Феликс Штайнер

Проблема такого формально правильного выбора понятий состоит в том, что значительная часть публики больше не в состоянии следовать этой логике. Для нормального гражданина чередование все чаще происходящих более или менее крупных нападений, которые совершают исключительно исламисты, как раз имеет систематичность - при этом именно такую, в какую само ИГ хочет заставить нас поверить. Поэтому среди населения растет страх (и тем самым террор достигает своей цели), что каждый может сам стать жертвой преступника, руководствующегося исламистскими мотивами.

И, как всегда, при появлении страха человек склонен к иррациональности, что особенно хорошо можно отследить в социальных сетях. Там на следующий день после нападения под Вюрцбургом, как уже нередко в последние месяцы, причиной всех бед называют то, что в сентябре 2015 года канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) открыла границу (для беженцев, скопившихся на территории Венгрии. - Ред.).

При этом никого не интересует, что совершивший нападение в Вюрцбурге прибыл в Германию как беженец еще в июне прошлого года. Так же, как и то, что участники терактов в Ницце, Париже и Брюсселе были гражданами Франции и Бельгии - что говорит о том, что проблема не пришла извне.

Безосновательные подозрения не помогут

Вне зависимости от отношения к политике открытых границ - безосновательные подозрения в отношении всех прибывших и уже давно живущих в Германии мусульман противоречат всем принципам либерального гражданского общества. И такие подозрения, конечно же, не поспособствуют дальнейшей интеграции мусульман, которая уже только в целях внутренней безопасности должна состояться при любых обстоятельствах. Но такие рассуждения, пожалуй, слишком сложны для пользователей соцсетей - ведь гораздо больше удовольствия доставляет травля "приветствующих беженцев ликователей", "метателей плюшевых мишек", а также "упраздняющих Германию".

Впрочем, такая же иррациональность - и на другой стороне политического спектра. Под девизом "Не может быть того, что не имеет права быть" каждому, кто указывает на то, что преступники проповедуют одну и ту же религию, сразу же наносится удар обвинением в нацизме. Или, по меньшей мере, выдвигаются обвинения в усилении позиций правых партий путем указания на подобные факты.

При этом приводятся любые возможные оправдания нападению, совершенному в состоянии невменяемости: например, молодой человек наверняка получил психическую травму в ходе побега из родной страны. То есть все-таки одержимый преступник, а не террорист. Значит, нападение, несомненно, можно было бы предотвратить путем хорошей медицинской терапии. Обычному же жителю на такого рода умственные отклонения остается только реагировать недоумением.

Преступник становится жертвой

Произвела фурор экс-министр продовольствия, сельского хозяйства и защиты прав потребителей, депутат бундестага от фракции "Союз-90"/"зеленые" Ренате Кюнаст (Renate Künast). Не прошло и двух часов после нападения, как она в своем микроблоге в Twitter подняла дискуссию о том, что преступник был застрелен полицией, а не задержан. В отсутствии знаний каких-либо подробностей о конкретных обстоятельствах случившегося преступник вдруг превратился в жертву. Что ж, бурю негодования, возмущенных реплик и оскорблений, которая последовала в комментариях, политик, несомненно, заслужила!

То, о чем в заслуживающих доверия СМИ можно прочитать, в лучшем случае, в письмах читателей или комментариях пользователей, в соцсетях стало реальностью: с прошлой осени немецкое общество переживает самый глубокий раскол за последние десятилетия. Ситуацию после возможного крупного теракта с многочисленными жертвами в Германии даже не хочется себе представлять. В любом случае, от принципа "В единстве наша сила", которому следуют другие нации, в настоящее время, похоже, ничего не осталось.

Автор: Феликс Штайнер, обозреватель DW

Смотрите также:

Смотреть видео 01:25

Напавший на пассажиров афганец из Баварии – кто он? (19.07.2016)

Аудио- и видеофайлы по теме