1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Константин Эггерт

Комментарий: Исаакий - принуждение к примирению

Несмотря на разговоры о примирении, церковная иерархия и Кремль вовсе не против продолжения холодной гражданской войны, пишет Константин Эггерт в специальном комментарии для DW.

"Мы все сегодня нуждаемся в примирении, интерпретация истории больше не должна разделять современных людей", - так, довольно категорично, пресс-секретарь патриарха Кирилла священник Александр Волков от имени предстоятеля Русской православной церкви прокомментировал ситуацию вокруг планируемой передачи РПЦ Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге и связанного с этим судебного процесса. "Не должна" история больше разделять людей - и точка. Примите, так сказать, к исполнению.

Храм есть храм

Не обошлось в заявлении патриарха, изложенном отцом Александром, и без ставших традиционными для публичной риторики предстоятеля намеков на неназванные "ангажированные силы", которые пытаются "воздействовать на политическую ситуацию в стране". Представить себе, что кто-то может быть искренне против позиции церковного начальства, оно решительно не может. Как и Кремль, считающий граждан несмышленышами, которым никогда не нужно доверять и которыми всегда кто-то руководит: либо власть, либо ее оппоненты - Запад, масоны, Госдеп.

Сразу отмечу: я - за передачу собора РПЦ. По одной простой причине. Храм есть храм, его строили для того, чтобы в нем молились верующие и проходили церковные службы. Кому он принадлежал до падения монархии - церкви, государству или императорской семье - не очень важно. То, что время от времени туда допускают священство служить литургию, - с моей точки зрения, слабый аргумент.

Константин Эггерт

Константин Эггерт

Ошибка патриарха

Однако понять, что именно вызывает столь яростную реакцию противников передачи собора церкви, тоже несложно. Это кулуарный характер принятия решений, грубость церковных бюрократов, прежде всего петербургского митрополита Варсонофия, пользующегося в качестве управделами патриархии большим влиянием. Кроме того - отсутствие внятной стратегии переезда музея на новое место, сохранения экспонатов и, что важно, рабочих мест. В принципе, все эти проблемы можно было бы решить с помощью согласительных комиссий, переговоров и разъяснения ситуации общественности.

Но это совершенно не в стиле нынешней церковной иерархии. Она привыкла разговаривать и со своей паствой, и с окружающими на языке приказов и ультиматумов. Это, если смотреть в будущее, главная ошибка патриарха Кирилла и священноначалия вообще. Они не заметили (или не хотят замечать), что за четверть века, прошедшие с распада СССР, общество выросло и, если можно так сказать, повзрослело. Наиболее активная его часть отрицательно относится к нынешней власти, не доверяет ей, а, поелику (поскольку. - Ред.) церковное начальство идет рука об руку с начальством светским, недоверие и неприязнь стали распространяться и на иерархию РПЦ.

Кроме того, все больше граждан России начинают видеть прямую связь между взимаемыми с них налогами и личным благосостоянием. Городской средний класс все чаще требует от власти отчета о расходовании средств. В этом смысле судьба сверхпопулярного городского музея с бюджетом в сотни миллионов рублей и сравнимыми доходами общественность по-настоящему интересует. Обе этих тенденции никуда не исчезнут и, рано или поздно, церкви придется разобраться с этим вызовом и найти на него адекватный ответ.

#исаакийнаш

Рост антиклерикальных, подчас радикально-атеистических настроений в больших городах России во многом связан именно с поведением церкви, а не с происками мифических "антигосударственных сил". Эти настроения, действительно, часто приобретают гротескные, порой хамские формы, напоминающие эпоху "научного атеизма".

Городской интеллигенции, как правило, очень мало или совершенно ничего не знающей о христианстве, трудно понять, что ее поведение действительно обижает значительную часть верующих сограждан, часто не очень образованных и успешных.

Эти люди действительно верят в силу чудотворных икон, царя, "умученного евреями", великую империю, которую разрушил Ленин, но воссоздал Сталин, и в то, что на "наше православие" покушаются враги. Люди эти боятся завтрашнего дня, потому что не очень нашли себя в постсоветской жизни. Расхожие аргументы обеих сторон - "Ваш Христос прощать велел, так прощайте нас!" и "Ваши предки-большевики этот храм забрали, теперь мы возьмем свое!"- совершенно одинаковы по сути. Это лишнее свидетельство того, что противостояние, символом которого стал 1917 год, продолжается. Хотя, одновременно, никто в обществе повторения революции вековой давности категорически не хочет.

Более того, несмотря на официальные призывы патриарха к примирению, настоящее примирение в обществе высшей церковной иерархии невыгодно. Мобилизация "церковного народа" против "потомков комиссаров" - самый верный способ сохранить контроль над небольшой, но самой активной и послушной частью паствы. Ее, кстати, и в Кремле видят в качестве одной из основ нынешней власти, того самого "простого народа", который, в случае чего, осадит "болотных" умников с айфонами". Метод "Разделяй и властвуй!" неплохо работает в России в последние годы, и отказываться от него ни церковное, ни политическое руководство не станут. Все очень просто: "Исаакий - наш! Приказываем примириться с этим фактом и с нашей властью!"

Автор: Константин Эггерт - российский журналист, ведущий программ телеканала "Дождь". Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert

Смотрите также: 

Контекст