1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Александр Плющев

Комментарий: Интернет-2018 - гулять с присмотром

Вопрос блокировки глобальных сервисов в России зависит от того, насколько эффективно власти смогут и дальше использовать соцсети и платформы в своих целях. Александр Плющев специально для DW.

Карикатура Сергея Елкина

Карикатура Сергея Елкина

В 2018 год рунет вошел в пограничном состоянии: некоторые ограничения введены, но еще не так заметны и значимы, чтобы оказать существенное влияние на пользователей. Сеть по-прежнему остается самой свободной площадкой - для информации и пропаганды, дискуссий и троллинга, разоблачений и диффамации. Но все осознают: как говорилось в одной из серий мультфильма "38 попугаев", "теперь мы будем гулять не сами по себе, а с присмотром".

В обход блокировок

Под занавес года 2017-го введены штрафы за анонимность в соцсетях, чуть раньше - введен запрет на обход блокировок. Обе нормы пока очень далеки от практического применения: анонимные или зарегистрированные бог знает на кого сим-карты по-прежнему без труда можно открыто купить (во всяком случае, в Москве), еще доступнее - сервисы обхода блокировок. И даже те, которые, как объявлено, согласились соблюдать блокировки. Но ощущение неустойчивости ситуации - и того, что прежняя условная вольница может потихоньку либо даже одномоментно схлопнуться - есть. Тем более, уголовные дела за перепосты никто не отменял.

Александр Плющев

Александр Плющев

Попытки усилить слежку за пользователями будут продолжены, но пока они упираются в технические возможности реализации. Часть пресловутого "пакета Яровой", обязывающая хранить весь трафик, должна вступить в силу летом 2018 года, но как это будет реализовано на практике, пока мало кто себе представляет. Возражения поступают не только от провайдеров, но даже от спецслужб.

Уход в соцсети

На исходе 2017 власти показали, что их действия в интернете могут быть эффективными, хотя и в отдельных случаях. Спецоперация по блокировке ресурсов "Открытой России" привела к ребрендингу ресурсов Михаила Ходорковского. На очереди "иностранные агенты": "Свобода", "Голос Америки" и связанные с ними проекты. Очевидно, что их и подобные им ресурсы будут пытаться блокировать в 2018 году. Отдельный вопрос, насколько расширится список СМИ-"иностранных агентов" и попадет ли в него, например, то издание, которое вы читаете сейчас, и даже отдельно автор этого текста.

Попытки блокирования оппозиционных ресурсов неизбежно приведут к дальнейшему перетеканию их в зарубежные соцсети и другие платформы - YouTube, Telegram и другие. Это не то чтобы спасает от блокировки, но переводит вектор противостояния на сервисы. Самостоятельно заблокировать отдельные аккаунты в соцсетях Роскомнадзор не может, а его запросы платформы могут игнорировать или рассматривать бесконечно долго.

Это неизбежно ставит вопрос о возможной блокировке Facebook, Twitter, YouTube, Telegram и других в России целиком, такие угрозы мы уже слышали в году ушедшем и еще услышим в наступившем. Все законные, точнее сказать, юридические основания для этого давно есть: ни один из перечисленных сервисов так и не перенес свои серверы в Россию, хотя поправки в закон об этом вступили в силу уже больше двух лет назад. Политически выгодный повод найти тоже нетрудно, взять хотя бы блокировку аккаунтов Рамзана Кадырова в Facebook и Instagram.

Влияние вместо блокировок

На фоне скандалов с российским влиянием на американские выборы, в том числе и через интернет-сервисы, у последних будет все меньше стимулов идти навстречу российским властям, хотя бы участвовать в формальных переговорах с Роскомнадзором. Поэтому вероятность блокировки какого-нибудь сервиса целиком (и первый кандидат, как представляется - Telegram) сохраняется, но до выборов она достаточно низка. Весь вопрос в том, чего больше в такой блокировке для Кремля - выгоды или издержек, особенно, если учесть, что некоторые ресурсы задействованы на усиление влияния внутри этих сервисов. Зачем вести в них пропаганду и разную другую деятельность, если собираешься их закрывать?

Контекст

Забираясь под зонтик глобальных сервисов, неизбежно попадаешь в зависимость от них самих. И иногда неизвестно, что опаснее, многие пользователи на себе знают, что цензура какого-нибудь Facebook может больно ударить по любому, вне зависимости от того, интересуется он политикой или нет. Тем более, что Кремль учится или научился использовать алгоритмы различных соцсетей, чтобы не только активно продвигать свою повестку, но и бороться с оппозиционерами. Последний пример - удаление одного из роликов Алексея Навального с YouTube с последующим восстановлением.

Политический аспект есть и у еще одного, относительно нового интернет-явления - криптовалют, о котором мы будем слышать и говорить весь 2018 год. Неподконтрольные государству деньги, разумеется, не только не будут легализованы или признаны, мы, скорее всего, увидим попытки ограничивать их или запрещать. В том числе и потому, что криптовалюты позволяют, не засвечиваясь, финансировать независимые СМИ, НКО и оппозицию.

Открытость против изоляции

Россия вступила в 2018 год не только не решив, но и усугубив фундаментальную проблему: власти нацелены не на развитие и открытость, а на консервацию и изолированность. И интернет-отрасль страдает едва ли не больше других. Тысячи людей, оплачиваемых государством, то есть, каждым из нас, вовлечены в процессы, которые не имеют никакого отношения не то что к развитию сети, но даже к обеспечению безопасности государства.

Одни ищут иностранных агентов и мат в комментариях, вторые накручивают просмотры прокремлевским видео и строчат жалобы на антикремлевские, третьи выискивают посты и репосты, по которым можно возбудить уголовное дело, пятые идиотскими законами выкручивают руки предприимчивым и инициативным людям. Все это вместо создания новых сервисов, бизнесов, приложений - и, не побоюсь этого слова, смыслов.

Автор: Александр Плющев - журналист, интернет-эксперт, популярный блогер и радиоведущий. Автор еженедельной колонки на DW. Сайт Александра Плющева: plushev.com, Twitter:@plushev

Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Смотреть видео 03:37

Судьба Twitter и YouTube в РФ, и причем тут "Открытая Россия"

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме