1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Александр Плющев

Комментарий: Интернет как важный фактор уличного протеста

Постепенное удушение государством сетевых свобод стало одним из стимулов, который вывел школьников и студентов на улицы российских городов, считает Александр Плющев.

Демонстрант снимает полицейского на камеру смартфона

Москва, 26 марта 2017 года

Выступления 26 марта оказались неожиданными для российских и московских властей и по масштабу, и по возрастному составу участников. Я сужу об это не только по тому, что в столице не было видно силовых частей из других регионов, как это случалось в 2011-2012 годах. В конце концов, акции проходили и в других городах, им самим сил не хватало. Но и потому, что мобильный интернет во время стихийных антикоррупционных гуляний москвичей работал практически бесперебойно. В некоторых местах возникали затруднения, но, судя по всему, это было связано с перегрузками конкретных сот из-за большого скопления людей на определенных участках.

Александр Плющев

Александр Плющев

Обычно сотовые операторы во время массовых мероприятий "прижимают" интернет-трафик, открывая максимальные мощности для использования голоса. Прежде всего, это делается на случай возникновения чрезвычайных ситуаций, чтобы люди могли без труда сообщить о себе. Есть подозрения, что и власти, скажем так, приветствуют эту практику, особенно когда дело касается оппозиционных выступлений - чтобы сократить число моментальных свидетельств с места событий. Ничего подобного здесь не наблюдалось. В результате сотни тысяч людей по всей стране могли видеть, что присходило на улицах Москвы. Например, мое задержание полицейскими произошло в прямом эфире видеотрансляции, которую я вел в своем Facebook.

Новый мощный ресурс

И кажется очень странным, что власти недооценили силу и мощь интернета. Речь не столько о способе распространения сигнала с актуальным репортажем, который не показывают ни по какому телевизору. И даже не о коллективном пропагандисте, агитаторе и организаторе, коими интернет-ресурсы заинтересованных лиц, безусловно, являются. Нельзя не заметить успех открытого буквально накануне YouTube-канала "Навальный Live", который транслировал в прямом эфире митинги во многих городах России.

Его аудитория доходила до 120 тысяч зрителей в моменте. Для сравнения - это аудитория топовых московских радиостанций в прайм-тайм, при этом не в моменте, а в час. Ну а за сутки трансляции с митингов посмотрели более 3,5 миллиона раз. Для политического контента, причем прямого, не смонтированного в смотрибельное полуразвлекательное кино, - это невиданный доселе охват. Мощный ресурс? Само собой.

Контекст

Фантастический успех канала "Навальный Live" свидетельствует о бесполезности и бессмысленности блокировок и прочих стараний государства в лице Роскомнадзора взять интернет под контроль. Не говоря уж о том, что контроль над федеральным телевидением, старательно игнорировавшим происходившее, в данном случае оказался еще менее эффективным: участники митинга просто не являются его аудиторией. Я абсолютно уверен в том, что жесткая атака правоохранительных органов на офис Фонда борьбы с коррупцией, откуда шла трансляция, - это реакция на самый популярный в тот момент канал распространения новостей о протесте.

Базовая ценность

Интернет был недооценен властями как явление, ценность, право, причем базовое и неотъемлемое для молодых людей, ровесников российской интернет-эпохи, начавшейся в конце 90-х. Интернет в их жизни был всегда, с рождения, как в жизни моего поколения - телевизор, а моих родителей - радио. Говоря с молодыми людьми на улице и в автозаке, за привычными словами о разгуле коррупции я часто слышал нечто другое. Власти покусились едва ли не на самое ценное, что у них есть, - интернет и свободу в нем. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков может сколько угодно говорить, что молодежь вышла на улицы за деньги (возможно, в Кремле уже просто не представляют себе других способов вывести людей, нежели принуждение и подкуп), но главным и единственным стимулом стали сами власти.

Это очевидный результат совершенно бездарной детской и молодежной политики, проще говоря, тотальной лжи и ханжества, от учителя до президента, о чем я писал неделю назад. Школьникам предлагают унылые и насквозь фальшивые ценности, одновременно посягая на то, что им интересно и близко, на то, в чем и есть их жизнь. Одна атака на какое-нибудь сообщество с мемасиками генерирует больше маленьких оппонентов режима, чем любой штаб Навального.

Клоуны и власть

Хотя молодые люди и не смотрят телевизор, фамилии Мизулиной, Яровой, Милонова, Мединского и некоторых других им отлично знакомы. Они узнают, кто из этих эксцентричных дядей и тетей в очередной раз предложил что-то запретить, быстрее, чем это становится известно их родителям, предпочитающим теленовости. Разумеется, благодаря интернету, в котором информация об очередных запретах и ограничениях распространяется с огромной скоростью. И школьники вполне способны увязать клоунов от власти с самой властью, понимая, что те говорят, а точнее, врут и передергивают от ее имени.

Конечно, не только посягательство на интернет вывело на улицы российских городов подростков и молодежь, но этот фактор нельзя недооценивать. Многие ожидают репрессий в ответ на вчерашние выступления. Не удивлюсь, если дальнейшим притеснениям подвергнется и интернет. Мы увидим новые попытки придушить Сеть под аккомпанемент пропагандистских кампаний, истерично призывающих "оградить", "отрегулировать" и "упорядочить". И очень сильно удивлюсь, если у всех этих усилий будет хоть какой-то другой результат, кроме роста фрондерских настроений среди школьников и студентов.

Автор: Александр Плющев - журналист, интернет-эксперт, популярный блогер и радиоведущий. Автор еженедельной колонки на DW. Сайт Александра Плющева: plushev.com, Twitter:@plushev

Смотрите также:

Смотреть видео 01:48

Болотная по всей России (27.03.2017)

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме