1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Комментарий: Инструкция по применению допинга

Германский бундестаг после долгих прений принял закон против допинга. Закон несовершенный, но лучше поздно, чем никогда, и лучше такой закон, чем вообще никакого, считает Марсель Фюрстенау.

default

Профессиональный спорт – это глобальный бизнес. Это рынок с многомиллиардным оборотом и многомиллиардными прибылями. Ясно, что свой кусок пирога норовят урвать и весьма сомнительные личности, действующие сомнительными методами. Ясно также, что свои грязные, преступные, а порой и смертельно опасные дела они обделывают за кулисами. Утрируя, можно даже сказать, что допинг – одна из самых прибыльных отраслей глобальной теневой экономики.

Лишь первый шаг

Допинг существовал всегда. И тем не менее испокон веков человечество заворожено следило за спортивной борьбой – за забегами, заплывами и гонками. Как иначе объяснить, что миллионы болельщиков восторженно приветствуют накачанных допингом велосипедистов-героев "Тур де Франс" или спринтера, установившего новый, поистине сказочный рекорд на стометровке?

Несмотря на все скандалы, болельщики ждут все новых достижений. А раз так, то и навсегда искоренить допинг не удастся, можно лишь мелкими шагами двигаться к этой цели. Вот в этом ракурсе и стоит рассматривать новый закон о допинге. Хорошо уже и то, что в качестве высшей меры наказания он предусматривает 10 лет лишения свободы, а не три, как раньше. Возможно, это кого-то отпугнет.

Впрочем, эта мера грозит лишь торговцам и распространителям допинга. Например, тем тренерам или менеджерам, которые пичкают допингом несовершеннолетних спортсменов против их воли или просто без их ведома. Здесь вполне можно говорить о преступниках и их жертвах.

А как быть со взрослыми спортсменами? Они-то ведают, что творят. Но новый немецкий закон им, к сожалению, практически ничем не грозит. Даже если у спортсмена обнаружат небольшое количество запрещенных препаратов, это не может считаться указанием на торговлю. Тут логика та же, что и в случае с наркотиками: закон преследует распространителей, а не потребителей. Это хорошо, но этого явно недостаточно. Нетрудно предположить, что многие спортсмены истолкуют это как индульгенцию, как гарантию безнаказанности дальнейших злоупотреблений. Несколько утрируя, можно сказать, что эта часть закона читается как инструкция по применению допинга.

Медийная подпитка

И все же лучше такой закон, чем никакой. Если он будет подкреплен более строгими мерами контроля, то, возможно, кто-то и побоится рисковать. Но чтобы действительно полностью искоренить всю систему допинга, должны объединить свои усилия фармацевтическая промышленность, спонсоры и средства массовой информации. Однако это не более чем красивая мечта. Ведь профессиональный спорт – это лишь верхушка айсберга.

80 процентов оборота допинга приходятся на долю спортсменов-любителей, которые подражают своим кумирам. Вот где золотая жила. И она не иссякнет, пока в Германии даже общественно-правовые телеканалы, существующие на абонентную плату, выступают в роли спонсоров и так называемых "медийных партнеров" тех видов спорта, где наиболее широко распространен допинг.

Миллионы за рекламу, борьба телеканалов за рейтинг, многомиллиардные обороты, премии за победу – все это звенья одной цепи. И даже раскаяния и разоблачения вписываются в нее. Скажем, велосипедист-профессионал Йорг Якше поведал на страницах журнала Spiegel о том, как он и его коллеги систематически употребляли допинг. Теперь ему грозит дисквалификация и, соответственно, сокращение доходов. Надо же это как-то компенсировать! Вот и давайте спросим, в какую сумму оценил спортсмен свое покаяние, сколько заплатил ему Spiegel? Журналисты с чековой книжкой в руках не могут служить эталоном честной борьбы с таким глобальным бизнесом, как допинг…

Марсель Фюрстенау,
обозреватель "Немецкой волны"