1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Андрей Гурков

Комментарий: Злосчастная платформа BP потянет на дно всю нефтяную отрасль

Экологическая катастрофа в Мексиканском заливе обнажила непредсказуемые риски при добыче нефти. Регуляторы, кредиторы и инвесторы теперь пересмотрят свое отношение к нефтебизнесу, что может ускорить его закат.

Логотип рубрики Мнения

Вполне вероятно, что британский нефтяной гигант BP не переживет ту экологическую катастрофу, которая разразилась по его вине в Мексиканском заливе. Тут многое будет зависеть от того, каким окажется, в конце концов, тот суммарный счет, который предъявят ему пострадавшие фирмы, отрасли, американские регионы и в целом государство США. К тому же мы еще не знаем, не разнесет ли начинающийся в тех краях сезон ураганов разлившиеся сотни миллионов литров нефти по пляжам других стран, многие из которых во многом зависят от туризма. Тогда они тоже потребуют компенсаций.

Запомните дату 20 апреля 2010 года!

Так что 20 апреля 2010 года, день, когда взорвалась злосчастная буровая платформа Deepwater Horizon, может войти в историю нефтяного бизнеса как начало конца одной из самых известных в мире энергетических компаний. Однако не исключено, что эта дата станет исходной точкой и ускоренного заката всей отрасли. Ведь назревающее крупнейшее экологическое бедствие индустриальной эпохи заставит совершенно по-новому относиться к связанным с добычей нефти рискам и регуляторов, и кредиторов, и инвесторов, и страховщиков, и потребителей.

Облетевшие весь мир телевизионные кадры фонтанирующей на морской глубине аварийной скважины привели к тому, что нефтяная промышленность за считанные недели попала в качественно иную категорию риска. Были времена, когда акции энергетических компаний считались "бумагами для вдов и сирот": они были настолько стабильными и надежными, что их можно было рекомендовать даже самым осторожным и пугливым группам инвесторов. Эти времена давно прошли, что в какой-то мере связано и с теми экологическими катастрофами, которые в последние десятилетия периодически происходили после крушений супер-танкеров.

Принципиально новый уровень рисков

Однако из танкера, каких бы запредельных размеров он ни был, не может вылиться в море больше нефти, чем составляет его максимальная вместимость. Теперь же, после беспрецедентной аварии на буровой платформе BP, все мы знаем: вышедшая из-под контроля глубоководная скважина может извергать нефть неделями, а то и месяцами, нанося окружающей среде и эксплуатирующей компании ущерб, который заранее просто невозможно просчитать. Вот ведь в чем дело: риски в нефтяной промышленности, активно двинувшейся было в море, отныне придется расценивать, словно в атомной энергетике, как непредсказуемые!

Это принципиально новая ситуация для отрасли. Теперь не только вашингтонская администрация, но и правительства других демократических стран будут предъявлять повышенные экологические требования к любым проектам морской добычи нефти, особенно если речь идет о глубоководном бурении. Думается, что заметно участятся случаи отказа в выдаче соответствующих разрешений. Обратите внимание на возникшие вдруг в Афинах и Софии сомнения в целесообразности прокладки нефтепровода из болгарского Бургаса в греческий Александруполис, в котором весьма заинтересована Россия. Это - первый звоночек, свидетельствующий о том, что вполне могут быть свернуты даже уже одобренные наземные проекты.

Под угрозой прежняя прибыльность бизнеса

Ну, а те проекты, которые все-таки будут реализовываться, столкнутся с дополнительными расходами, связанными с ужесточением экологических требований. Это снизит прибыльность нефтедобычи, особенно морской, и может даже свести на нет рентабельность целого ряда особенно сложных месторождений. Тем более, что условия финансирования нефтяного бизнеса после катастрофы в Мексиканском заливе вряд ли станут особо привлекательными. И банки, предоставляющие кредиты энергетическим компаниям, и инвесторы, приобретающие их облигации, наверняка потребуют теперь более высокие проценты за повышенный риск. Страховые компании, надо полагать, тоже повысят цены на свои услуги. Да и акционеры станут теперь осторожнее приобретать ценные бумаги компаний, которые из-за одной-единственной аварии могут прекратить не только выплату дивидендов, но и само свое существование.

Конечно, вернуть нефтяной промышленности прежнюю прибыльность можно будет путем повышения цен. Однако это абсолютно губительный для отрасли путь, который только ускорит ее конец, и без того наметившийся ввиду сокращения разведанных запасов на планете. Вспомните: тяжелейшая со времен Второй мировой войны глобальная рецессия началась не после банкротства банка Lehman Brothers в сентябре 2008 года, а примерно за полгода до этого, что в значительной мере было связано со взлетом цен на нефть почти до 150 долларов за баррель.

Повышение цен на нефть был бы самоубийством

Очередной такой всплеск не только ввергнет мировую экономику в новый кризис с новым обвальным падением спроса на энергию, но и даст дополнительный мощнейший импульс скорейшей разработке альтернативных технологий. Тут опять-таки нелишне вспомнить, что окончательный разворот всех индустриально развитых стран, в том числе и США, в сторону широкомасштабного использования возобновляемых энергоносителей произошел в последние два-три года не только под впечатлением предупреждений ученых об изменении глобального климата, но и из-за шока от неимоверно высоких цен на нефть.

Конечно, закат нефтяной промышленности в ее сегодняшнем виде произойдет не в одночасье, а растянется как минимум на пару десятилетий. Однако впредь этой все еще могущественной отрасли придется держаться на плаву, имея на ноге тяжелейшую гирю в виде затонувшей буровой платформы BP. Этот груз будет изматывать пловца и тянуть его на дно.

Автор: Андрей Гурков , экономический обозреватель Deutsche Welle
Редактор: Сергей Гуща

Архив

Контекст