1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Александр Плющев

Комментарий: Закон о "праве на забвение" - удавка на шее Рунета

Почему в России, не жалующей европейские ценности, бросились защищать "право быть забытым"? С чего проснулась такая забота о privacy? Александр Плющев специально для DW.

Вы, конечно же, помните, что сказал министр юстиции России в ответ на вопрос, когда Москва собирается платить 1,8 млрд евро по решению Европейского суда по правам человека по делу ЮКОСа. Что, дескать, раз механизма заставить нас платить нет, то и сами понимаете. Зато другое решение, которое вынес суд ЕС, находящийся в одной из самых маленьких европейских стран и которое России никоим образом не касалось, внезапно превратилось в очередную икону для отечественных законодателей.

"Право на забвение" в ЕС и в России

Речь идет о так называемом "праве на забвении" - термине, родившемся из крайне спорного решения суда ЕС в Люксембурге. Гражданин Испании, требовал исключить из поисковой выдачи ссылки на устаревшую информацию о распродаже его имущества за долги. Российские законодатели, мягко говоря, очень творчески доработали документ. Депутаты не только придали ему форму законопроекта, выкинув упоминание о неприменимости к публичным людям, но и назначили для поисковиков гигантские штрафы за неисполнение. К аргументации добавили кибермоббинг, который никакого отношения к поисковикам не имеет, поскольку осуществляется, как правило, через неиндексируемые каналы - личные сообщения, группы, паблики и т.п.

Александр Плющев

Александр Плющев

Стоит иметь в виду, что законодательства на этот счет в Европе нет. Есть законопроект General Data Protection Regulation, который носит исключительно рекомендательный характер для стран Евросоюза. Поэтому один европейский суд может принять решение в пользу "права на забвение", а другой - запросто заявителю отказать.

Не чиновников ради

Почему же в России, где европейские ценности нынче не в почете, бросились защищать весьма сомнительное "право быть забытым"? С чего бы в стране, где количество прав неуклонно снижается, а число запретов растет, вдруг проснулась такая забота о privacy, понятии, которому даже нет адекватного русского перевода? Вплоть до того, чтобы принять первый в мире закон на этот счет. Самое распространенное объяснение - про чиновников, которые хотят, чтобы поскорее забыли о шубохранилищах их жен, внезапно богатых тещах и давних связях с авторитетными людьми - мне кажется несколько поверхностным и однобоким.

Российские законодатели, в отличие от Европейского суда, не сделали исключения для публичных людей. И в этом мы, безусловно, демократичнее Европы: стереть неприятное из поисковой выдачи могут потребовать все, а не только безвестные простолюдины! Но эта возможность, скорее, не более, чем приятный побочный эффект, а смысл - совсем в другом. Этот закон позволяет серьезно влиять на работу практически любого информационного интернет-ресурса в Рунете, а в конечно итоге - просто его задушить.

"Яндекс" и не только

В нынешней редакции под действие закона подпадает не только "Яндекс", о котором в этом контексте все говорят, но и вообще любой сайт, где одновременно есть две вещи: поиск и реклама, за счет которой этот сайт существует. Лидера поиска в Рунете, две трети акций которого торгуются на бирже NASDAQ, не так-то просто "прижать", не говоря уж о том, чтобы "отжать", как это произошло с соцсетью "В контакте". Новый закон с чрезвычайно расплывчатыми формулировками и неясными механизмами выполнения его требований - отличное средство давления на компанию, которая из-за прессинга со стороны властей уже была вынуждена свернуть некоторые свои проекты, например, топ-блоги.

Армию троллей, о которой я писал в прошлом комментарии, похоже, ждет новая работенка: забрасывать редакции сетевых изданий тысячами обращений с требованием удалить ту или иную ссылку из выдачи, что равносильно удалению ее с сервера. И тем придется выбирать: только и делать, что вычищать архив, что само по себе муторно и затратно, или столкнуться с перспективой многочисленных процессов в рамках "самой справедливой судебной системы".

После СМИ и НКО настал черед Рунета

Каждый из них может завершиться разорительным штрафом. Тоже неплохой инструмент давления на те СМИ, которым даже при изощренной изобретательности Роскомнадзора не получается вменить нарушения, грозящие блокировкой ресурса. Не говоря уже о том, какие конкурентные войны могут начаться.

Интернет в последние годы рос не только как отрасль, как сфера бизнеса, но и как информационный, а потому стратегический ресурс. Еще два таких ресурса - телевидение и НКО - уже поставлены в прямую зависимость от государства. Теперь настала очередь интернета. Вряд ли к 2018 году поиск в Рунете будет выглядеть столь апокалиптично, как в появившемся через несколько часов после принятия закона в первом чтении проекте "Забвение", но тенденция не радует. Надежда только на то, что умная, прогрессивная технология всегда найдет способ обойти любой глупый, вредный и позорный закон.

Александр Плющев, журналист, интернет-эксперт, популярный блогер, постоянный ведущий радиостанции "Эхо Москвы"