1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Игорь Эйдман

Комментарий: Если завтра война

Многие россияне готовы к тому, чтобы их страна воевала не только "за Крым", но и "за Сирию". Телепропаганда приучает граждан не бояться "большой войны", считает Игорь Эйдман.

Был на моей памяти такой случай. Во время очередного обострения советско-китайских отношений компания нетрезвых подростков запела в вагоне электрички известную дворовую песенку: "Мы летим бомбить Китай!". Пассажиры, среди которых было немало пожилых людей, возмутились. Помню немолодую женщину, кричавшую: "Молокососы, что вы знаете о войне, страшнее ее ничего нет!"

Поколение, помнившее ужасы войны, ненавидело и боялось ее. Война для него была большой личной бедой. Возможно, благодаря этому постсталинское руководство СССР, несмотря на все конфликты, так и не пошло на масштабное военное столкновение с идеологически враждебным "капиталистическим миром".

Путинское поколение российской элиты - первое, родившееся после окончания Второй мировой войны. Для него, да и для большинства современных россиян, война уже не трагический личный опыт, а фанфары и парады Дня победы, удалое самовосхваление юбилейных торжеств. Вероятно, в этом одна из причин того, что путинские власти позволяют себе вести на международной арене агрессивную военную политику, а пропаганда успешно внушает населению, что в этом нет ничего страшного.

Медаль за город Вашингтон

Игорь Эйдман

Игорь Эйдман

Многие российские политики и пропагандисты в последнее время разговаривают на телевидении о военной угрозе в подчеркнуто залихватском, легкомысленном тоне. Так они приучают людей не бояться войны, в которой "мы обязательно победим". То, что раньше можно было услышать только от подвыпивших подростков из подворотни, теперь звучит по центральным каналам в прайм-тайм.

Генерал-полковник Леонид Ивашов в программе "Вечер с Соловьевым" вдохновенно читает хулиганские стишки про российского солдата "с медалью за город Вашингтон", сидящего среди развалин американской столицы. От США "эксперты" переходят к Германии. "Мы бы взяли Берлин - но где там (в случае войны) Берлин?.. Только пустыня - и дымок!", - мечтательно замечает Владимир Жириновский. В другом выпуске этой программы Виктор Мизин из МГИМО успокаивает телеаудиторию: "Небольшой войны с применением ядерного оружия нам бояться не надо - у нас прекрасный ядерный щит".

Складывается ощущение, что речь идет не об угрозе ядерной катастрофы, а о перспективе участия в каком-то спортивном первенстве, где надо победить любой ценой. Не дрейфьте, ребята, вперед! Симферополь, Донецк, Луганск уже захватили. Алеппо в руинах. Кто там на очереди? А не пора ли нам, друзья, замахнуться на Вашингтон и Берлин?

И никто всерьез не пытается остановить эту милитаристскую вакханалию. Путин, правда, недавно демонстративно покритиковал пропагандиста Киселева, рассуждавшего о ядерном пепле, в который Россия может превратить США. Однако после этого агрессивный тон пропаганды, управляемой в "ручном режиме" из путинской администрации, не изменился. Видимо это заявление было просто пиар-ходом, рассчитанным на западную аудиторию.

Воинствующая иррациональность

Пропаганда войны работает достаточно эффективно. Почти половина россиян опасаются, что нынешнее обострение отношений России и Запада по поводу Сирии может привести к Третьей мировой войне. Кажется, все они должны были бы выступать за немедленное прекращение этого противостояния, чреватого глобальной катастрофой. Однако только чуть больше четверти респондентов считает, что России следует перестать вмешиваться в сирийские события и прекратить бомбардировки. То есть, многие россияне готовы идти на риск новой мировой войны ради продолжения сирийской авантюры.

Милитаристская психология всегда иррациональна. После аннексии Крыма более 80% респондентов заявляли о готовности на военный конфликт из-за него с Западом. И нет оснований предполагать, что сейчас ситуация сильно изменилась. Однако при этом только треть россиян надеется, что Россия победит НАТО в случае войны, а больше половины считает, что в ней не может быть победителей. То есть множество россиян готовы при необходимости воевать за Крым с Западом, но при этом понимают, что в этой войне их стране не победить.

Что русскому хорошо...

Иррациональность, которую пропаганда навязывает российскому общественному сознанию, особенно бросается в глаза на фоне немецкого рационального отношения к военной угрозе. Около трети немцев боятся военного столкновения между Западом и Россией, но при этом они категорически не хотят воевать с ней.

В Германии, вообще, один из самых низких в мире (13%) уровень личной готовности людей к участию в военных действиях. Немцы стремятся всеми средствами предотвратить угрозу войны. Большинство из них негативно относится к Путину, но ради мира готово на компромисс даже с ним. Три четверти жителей Германии поддерживают усилия Меркель по поиску возможностей для диалога с российским президентом.

Хвост может начать вертеть собакой

Не думаю, что в современной России, кто-то всерьез хочет развязать мировую войну. Все эти военные тревоги, бряцания оружием на российских телеканалах - лишь пропагандистская игра. Но и она чрезвычайно опасна. Информационный "хвост", как это уже не раз бывало в истории, может начать вертеть "собакой" реальности.

Такой агрессивной военной пропаганды, как сейчас, не было даже в постсталинском СССР. Под ее влиянием люди могут позволить втянуть себя в любую катастрофическую авантюру. Поэтому угроза того, что новая холодная война перерастет в горячую беспрецедентно высока.

Автор: Игорь Эйдман, социолог, публицист, автор книг "Социология интернет-революции", "Новая национальная идея Путина", а также книги на немецком языке "Das System Putin. Wohin steuert das neue russische Reich?" ("Система Путина. Куда движется новая российская империя?"). Страница автора в Facebook: Игорь Эйдман

Смотрите также:

Контекст