1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Александр Плющев

Комментарий: Домашнее насилие - сажать нельзя штрафовать

Отмена уголовного наказания за побои в семье обнажает кризис судебно-правоохранительной системы: и оставлять как есть нельзя, и менять страшно. Комментарий Александра Плющева специально для DW.

Казалось бы, надо порадоваться, что за долгое время Государственная дума решила не запретить что-нибудь, не ужесточить и не закрутить очередную гайку, а наоборот, ослабить. Символично, что начать было решено именно с побоев. Сначала их декриминализовали в целом, а теперь - в отношении близких. Как раз закавыка-то и состояла в том, что если вам даст по морде прохожий, то он отделается штрафом, а если муж или жена - может дойти и до уголовки. Теперь же прохожего и члена семьи решили уравнять в праве немного вас побить и без перспективы отправиться за решетку. Но рады этому далеко не все.

Само по себе решение вывести побои из уголовной сферы продиктовано вовсе не тем, чтобы как-то улучшить жизнь людей, скажем, не ломать жизнь тюрьмой и колонией тому, кто не смог сдержать эмоции или гнев. Нет-нет, наши судьбы мало кого волнуют, а вот полицейских и судейских, которые завалены "бытовухой", хотят разгрузить. Декриминализацию всякой "мелочевки" продвигает Верховный суд, правда, например, с мелкими кражами пока не получилось, а вот с побоями - вполне. Чтобы не путаться в терминах, будем иметь в виду, что побои - это физическое насилие без телесных повреждений, максимум - синяки и ссадины.

Нюансы и детали

В этой истории много юридических и человеческих нюансов, и далеко не все из них на поверхности. Например, законопроект, принятый в первом чтении, предусматривает, что если человек, наказанный за совершение побоев, повторяет свое деяние, то тогда уже он подлежит уголовному наказанию. Казалось бы, замечательно: и сажать не надо, и есть сильный, сдерживающий рецидив, фактор. Но дьявол в деталях: угроза над агрессором висит не пожизненно, а только год, по прошествии которого тот снова может бить, хоть близких, хоть чужих. А чтобы напавшего осудили, жертве понадобится не просто написать заявление в полицию (хотя и это сейчас не очень-то просто), а нанять адвоката и обратиться в суд. Многие ли пойдут таким путем? А кое-кто и просто не сможет, скажем, пенсионеры или инвалиды, страдающие от своих родственников.

30% опрошенных в конце прошлого года Фондом "Общественное мнение" знают семьи, в которых муж, жена или оба супруга во время ссор пускают в ход физическую силу. Еще три процента говорят о собственном опыте подобных отношений. И это только поведение супругов по отношению друг к другу, на самом деле вариантов гораздо больше. Бьют и детей, и стариков, по пьянке, из неприязни, в ссоре, с целью психологически подавить или просто так. Что-то фиксируется полицейскими, многое - нет, даже если пострадавший обращается в полицию.

Правда на правду

Александр Плющев

Александр Плющев

И у сторонников и у противников декриминализации побоев есть своя правда. Первые боятся, что если все останется, как есть, за шлепок собственному ребенку можно будет угодить за решетку. Представить, что по доносу бдительных граждан по подобному поводу на родителей заведут дело, с каждым днем все легче. То, что сейчас правоохранительные органы, как могут, отмахиваются от подобных дел, не означает ровным счетом ничего: понадобится выполнить план по "бытовухе" и вот, пожалуйста, разбирайся с уголовным делом, ищи влиятельных знакомых, плати взятки.

А вторые опасаются, что перевод побоев в Административный кодекс развяжет руки тем, кого раньше хоть как-то сдерживал страх уголовного преследования. И фактически легализует телесные наказания детей, которых можно будет бить до синяков и пороть до ссадин, опасаясь в худшем случае штрафа. Вопреки пословице "бьет, значит любит", противников выведения побоев из Уголовного кодекса больше - 44%. За декриминализацию побоев в семье выступают лишь 23% опрошенных, но парламентарии, которые вроде бы должны прислушиваться к электорату, в этот раз на стороне меньшинства.

Два мира

Западный мир как раз пытается бороться с домашним насилием, часто с курьезными перегибами на местах и кампанейщиной, а иногда и с участием российских граждан и гражданок, проживающих за рубежом. Мы внимательно следим за их судьбой, и, с одной стороны, сопереживаем тем, кого бьют, с другой, - подозреваем, что жертвы может и не пострадавшие вовсе, а хитрые вымогатели и сутяжники. Традиционно при этом мы не особенно замечаем ежегодной гибели от домашнего насилия десятков тысяч человек на родине.

В российском праве понятия "Домашнее насилие" не существует вообще, закон о нем вносился в Госдуму много раз и разными людьми, но до рассмотрения не доходил ни разу. Его инициаторы - как правило, депутаты-женщины - жалуются на мужское лобби: дескать, депутаты-мужчины не хотят давать жизнь этому документу, поскольку это откроет путь к злоупотреблениям правом и мошенничествам. Они подозревают, что женщины смогут в каких-то ситуациях шантажировать мужчин, угрожая их посадить. Словом, и как есть плохо, а можно сделать еще хуже.

Сюжет с декриминализацией побоев показывает, что судебно-правоохранительная система находится в глубоком кризисе. Выйти из которого, просто изменяя отдельные законы и меры наказания, невозможно, и если ей что-то и поможет, так это масштабная, системная реформа. Примерно как в старой квартире глупо переклеивать обои в одной только прихожей, поскольку и штукатурка облупилась и полы скрипят, и стены пошли трещинами - нужен капремонт. Но что еще важнее - в глубочайшем морально-нравственном кризисе находится и общество. Которое не доверяет и боится, увы, вполне обоснованно, государства, самого себя и каждого отдельного своего члена. И каким ремонтом это можно поправить и можно ли вообще - непонятно.

Автор: Александр Плющев - журналист, интернет-эксперт, популярный блогер и радиоведущий. Автор еженедельной колонки на DW. Сайт Александра Плющева: plushev.com, Twitter:@plushev

Смотрите также: 

Контекст