Комментарий: Дело Серебренникова - пример борьбы за свободу в России | Анализ политических событий в Европе, России, мире | DW | 26.08.2017
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Комментарий: Дело Серебренникова - пример борьбы за свободу в России

История с Кириллом Серебренниковым свидетельствует о том, что искусство в России - это всегда борьба за свободу и будущее страны, считает московский обозреватель DW Миодраг Шорич.

Если и есть страна, где искусство почти всегда политизировано, то это Россия. И так сложилось не после задержания в Санкт-Петербурге режиссера Кирилла Серебренникова. В его случае сразу же напрашиваются параллели с другим гигантом русского сценического искусства - Всеволодом Мейерхольдом. Он тоже был знаменитым режиссером и театральным директором. И его в конце 1930-х годов тоже арестовали в Ленинграде, нынешнем Санкт-Петербурге, и привезли судить в Москву.

Но на этом сравнение заканчивается. Мейерхольд подвергся жестким пыткам, предстал перед сталинским судом и был расстрелян. При всей критике нынешней власти в Кремле до размаха репрессий, к которым прибегали коммунисты, ей далеко.

Деятели искусства в борьбе за свободу

Миодраг Шорич

Миодраг Шорич

И все же верен тот факт, что многие российские деятели искусства видели и видят себя сегодня борцами за увеличение свобод во всех сферах: в культуре, общественной жизни, политике. К ним принадлежит и Кирилл Серебренников. Он любит провоцировать и говорит прямо. В последние годы он критиковал военный конфликт России и Грузии, осуждал военные действия сепаратистов на востоке Украины и открыто защищал провокационные акции Pussy Riot. Тем самым режиссер вызывает недовольство в Кремле. Но даже противники Серебренникова признают: его искусство отражает суть. Его постановки ценят десятки тысяч зрителей в России и за ее пределами, из-за чего политики-реакционеры в области культуры  относятся к нему с еще большим подозрением. 

Кстати, одно время Серебренников сотрудничал с Кремлем. В 2010 и 2011 годах государство выделило на его постановки миллионы рублей. Серебренников взял эти деньги. Однако в то время президентом был Дмитрий Медведев, чья администрация развивала искусство, не вмешиваясь в его содержание. Сегодня ветер в России переменился. Теперь те, кто получает государственные субсидии на развитие, знают, что с этими средствами связаны определенные ожидания: "Кто платит, тот и заказывает музыку". Кремль хочет, чтобы национальное искусство было патриотическим и не переходило определенные границы, которые, конечно, отчасти есть и в западном мире.

Для Серебренникова свобода всегда заключалась в том, чтобы говорить политикам то, чего они не хотят слышать. Именно поэтому теперь он находится под домашним арестом. Однако его пример - лишь один из многих. Проблемы с государством есть и у "Машины времени", и у певицы Дианы Арбениной, и у группы "Ночные снайперы". Этот список можно продолжать.

Искусство как средство борьбы за путь страны

Утешают в этом случае лишь отсылки к истории. В XIX веке западники и славянофилы тоже спорили о том, что такое "русское искусство".  В начале 1960-х годов писатели помогали Кремлю свергнуть с пьедестала божество Сталина. Однако за периодом оттепели последовало ужесточение цензуры. Но и правда о преступлениях коммунистического режима вышла наружу не позднее времен перестройки.

Одним словом, история российской культуры - это постоянные взлеты и падения, сопровождающиеся усилением или ослаблением репрессий. А еще это борьба, в которой речь идет не только о культуре, но и о ценностях и пути, по которому должна идти страна. Серебренников хочет больше свободы и победы либеральных ценностей. Именно поэтому во время слушания его дела более тысячи человек несколько часов стояли перед московским судом и поддерживали его громким скандированием.

Пока есть эти люди и борьба за свободу - в том числе за внутреннюю свободу, - в Россию можно верить. Хотя понять ее бывает не так просто.

Автор: Миодраг Шорич, обозреватель DW   

Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Контекст