1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Комментарий: Готовьтесь к следующей игре

Отражают ли две Нобелевские премии, присужденные в этом году немецким ученым, реальное положение дел в современной науке в Германии?

default

Германия в этом году собрала богатый Нобелевский урожай. Премию по физике поделили немец Петер Грюнберг и француз Альбер Ферт, премия по химии целиком досталась немцу Герхарду Эртлю. Их достижениями вполне можно гордиться, но вот отражают ли они реальное положение дел в современной науке в Германии?

Неожиданная сенсация

Навес, удар, гол! и победа! – сказал бы футбольный комментатор. Две Нобелевские премии за два дня – это сенсация, такого успеха никто в Германии не ожидал. Немцы вправе гордиться своими соотечественниками, работы которых стали важными вехами в развитии науки.

Открытие, сделанное – независимо друг от друга – Петером Грюнбергом и Альбером Фертом, позволило значительно увеличить емкость и в то же время уменьшить габаритные размеры компьютерных жестких дисков. Герхард Эртль по праву считается одним из основателей нового направления химической науки – химии поверхностей. И в том, и в другом случае прорывы в фундаментальных исследованиях нашли применение на практике. Альбер Ферт сформулировал это так: "Наука – прекрасная вещь, поскольку позволяет воплощать идеи в полезные предметы, которые изменяют всю нашу жизнь".

Долгий путь к реализации открытий

Что ж, верно сказано. Но в связи с этим возникает и целый ряд вопросов. Вот, например, Нобелевская премия по физике. Открытие, сделанное Петером Грюнбергом, Научно-исследовательский центр в Юлихе вовремя запатентовал и заработал на этом десятки миллионов евро. Но основной, гораздо больший кусок пирога достался другим – американскому концерну IBM. Американцы мгновенно оценили прикладные перспективы открытия, вложили значительные суммы в его практическую реализацию и оставили европейских конкурентов с носом. А жаль. Ведь то же самое произошло в свое время с патентами на факсимильный аппарат или на формат звукозаписи MP 3.

Фундаментальные исследования немецких ученых послужили основой для производства многих новых товаров, завоевавших мировые рынки. Однако деньги осели в США, в Японии или в Южной Корее. Несмотря на все усилия последних лет, в Германии путь из научных центров и лабораторий в производственные цеха все еще непомерно долог – дольше, чем в других странах. Теперь вот немецкие политики купаются в лучах чужой славы и уверяют нас, что с наукой в Германии все обстоит не так уж плохо. Иначе, мол, не было бы сразу двух Нобелевских премий в один год. При этом они забывают, что открытия, удостоенные премий, сделаны добрых двадцать лет тому назад.

Заглянуть в будущее

А может быть, вместо того, чтобы почивать на лаврах, стоит заглянуть в будущее? Открытия в сфере фундаментальных исследований возможны только тогда, когда у ученого есть время, деньги и творческая свобода. И Петер Грюнберг, и Герхард Эртль работали в отлично оборудованных по тем временам научных центрах и за вполне достойную зарплату, то есть в условиях, о которых многие молодые исследователи в Германии сегодня, к сожалению, могут только мечтать.

Чтобы подающий надежды молодой ученый стал Нобелевским лауреатом, вовсе не обязательно его всячески холить и лелеять, но предоставить ему возможности для работы необходимо. Ведь, как принято говорить в том же футболе, одна игра закончилась – за ней грядет следующая.

Ральф Краутер

Обозреватель "Дойчландфунк"