1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Иван Преображенский

Комментарий: Гомеопатия расколола общество, как политика

Дискуссия о гомеопатии в России - спор о принуждении. Имеет ли право одна часть общества принуждать к чему-либо другую, спрашивает Иван Преображенский в специальном комментарии для DW.

Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований Российской академии наук объявила войну гомеопатии, назвав ее ненаучным методом лечения и предложив исключить покрытие расходов на лечение у гомеопатов и гомеопатией из обязательного медицинского страхования (ОМС). Буквально за пару дней этот призыв перерос в "охоту на ведьм", а в соцсетях русскоязычные сторонники запрета "лженауки" готовы были пожелать своим оппонентам "сдохнуть вместе со своей гомеопатией". С другой стороны, членов комиссии начали обвинять в предвзятости, непрофессионализме и даже лоббировании интересов фармакологов.

Спор о пользе или вреде гомеопатии не нов. Он идет около 200 лет. Одни говорят о тысячах успешных случаях и индивидуальном подходе, другие - о невозможности "механической" верификации гомеопатических практик, что, по их мнению, свидетельствует о лженаучности.

Запретить, как кибернетику?

Роли сторон изначально предопределены. Одни наступают, а другие обороняются, уже хотя бы потому, что противники гомеопатии требуют ее заклеймить, а их оппоненты - в духе французской студенческой революции 1968 года - предлагают запретить запрещать. Спор идет не столько о гомеопатии, сколько о допустимости тотального запрета.

Иван Преображенский

Иван Преображенский

Именно поэтому противники идей, высказанных в манифесте комиссии по лженауке, оказались куда более широким сообществом, чем собственно группа адептов гомеопатии. Вопрос, который они ставят, довольно прост: допустимо ли объявлять лженаучными целые области знания, как это было с генетикой или, например, кибернетикой в СССР?

В Советском Союзе генетика долгие годы была фактически под запретом. Многие ученые и чиновники, верившие в будущее этой науки, были репрессированы в 1930-40 гг. Похожие истории были чуть позже с кибернетикой и социологией. Тогда обошлось без расстрелов - одними запретами. Итоги просты: погибли (физически или морально) десятки, а может быть и сотни талантливых ученых. Советская наука в области той же генетики или компьютерных технологий практически безнадежно отстала от мировых лидеров.

Теперь противники запрета гомеопатии спрашивают: допустимо ли вот так, на основании одного доклада, объявлять лженаукой целую сферу знаний? Не достаточно ли, например, просто строго придерживаться стандартной сертификации лекарственных препаратов, не требуя признания лженаучным целого метода? Такие вопросы остаются без ответа, потому что спор изначально ведется на разных языках. Это часто бывало в России в последние годы во время политических дискуссий, но комиссия по борьбе с лженаукой создала еще один очень глубокий, уже неполитический раскол в обществе.

Вперед в прошлое?!

Интересно и то, по каким признакам преимущественно делятся на группы сторонники и противники запрета гомеопатии. Во-первых, это дискуссия людей с техническим образованием с гуманитариями. Во-вторых, (отчасти) верующих с воинствующими атеистами. Если посмотреть на аналогии из истории страны, то можно сказать, что Россия стремительно возвращается в 1950-60 годы и к пресловутому противопоставлению физиков и лириков.

Можно сказать и жестче. Споры о гомеопатии - это признак наступления негражданского общества на гражданское. Ведь вне зависимости от того, что хотели инициаторы дискуссии из комиссии по борьбе с лженаукой, инициатива в этом скандале оказалась в руках тех, кто использует общественные дискуссии и механизмы самоорганизации не для защиты чьих-то гражданских прав, а для их ограничения в весьма авторитарном духе.

Это фактически религиозная война, которая вновь показывает, что в России значительное число даже вполне образованной части социума не готово к ведению цивилизованной дискуссии. Вместо того, чтобы попытаться убедить общество в своей правоте, на помощь сразу зовут полицейское государство. Оно должно помочь заклеймить, а лучше - вовсе запретить оппонентов.

Авторитарные практики, насаждавшиеся в сознании россиян почти весь XX век, никуда не делись и по-прежнему побеждают, причем не только в политике, но, как оказалось, и в медицинской сфере. Ну, а если речь идет о людях с сознанием середины XX века, то совершенно неважно, странные ли это сектанты или члены академических комиссий. Важно, что они предпочитают не спорить, а сразу запрещать.

Автор: Иван Преображенский - кандидат политических наук, эксперт по Центральной и Восточной Европе, обозреватель ряда СМИ. Автор еженедельной колонки на DW. Иван Преображенский в Facebook: Иван Преображенский
 

Смотрите также:

Контекст