1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Комментарий: Глобализация меняет трудовую этику в Германии

Количество безработных в Германии в феврале снизилось на 42 тысячи человек и составило 3,6 миллиона. Одновременно концерны объявляют о массовых увольнениях. Комментирует Карл Завадский.

default

За минувший год число безработных уменьшилось ни много ни мало на 620 тысяч человек. В то же время многие крупные концерны, несмотря на внушительные прибыли и полные портфели заказов, объявили о предстоящем массовом сокращении рабочих мест. Мало того, рынок испытывает острую нехватку инженеров и квалифицированных рабочих. Как одно сочетается с другим?

Улучшению положения на рынке труда поспособствовали два фактора – конъюнктура и погода. Правда, экономический рост несколько замедлился, но он продолжается. Производственные мощности на многих предприятиях почти исчерпаны, поэтому дополнительные заказы во многих случаях ведут к росту численности персонала. Прежде всего, это касается среднего бизнеса – главной опоры немецкой экономики. И обычный для зимы рост безработицы в этом году не зарегистрирован – потому, что во многих районах Германии зимы просто не было. Скажем, обычно снег и лед на стройплощадках вынуждают на долгие недели прерывать работы, но в этом году работы продолжались без простоев. Глобальное потепление снижает уровень безработицы.

Тревожная тенденция

Тем не менее, одна тенденция на рынке труда вызывает тревогу - а именно, намерение крупных концернов, купающихся в деньгах и едва справляющихся с потоком заказов, резко сократить численность персонала. В некоторых случаях руководители концернов, представляя годовые отчеты, сообщают одновременно о рекордных прибылях, полных портфелях заказов, радужных перспективах на ближайшие годы и сокращении кадров. Среди этих концернов – самые известные немецкие фирмы: и BMW, и Henkel, и Siemens намерены сократить тысячи рабочих мест. Финский производитель мобильных телефонов Nokia объявил о предстоящем закрытии своего завода в Бохуме и переносе производства за границу. Машиностроительный концерн MAN, хоть и сохраняет производство в Германии, но существенно расширять его намерен не здесь, а в Восточной Европе и Азии. И вдобавок ко всему, из-за опасности новых землетрясений, видимо, раз и навсегда покончено с добычей угля в федеральной земле Саар.

Конечно, каждый случай имеет свои особенности. Однако если отбросить историю с сейсмологией в земле Саар, у них и много общего. В Германии ушли в прошлое времена, когда работа на крупном предприятии означала, по сути дела, пожизненную занятость. Капитализм англосаксонского образца положил конец этой форме неразрывного единства предприятия, предпринимателя и наемного работника. На передний план уже и в Германии все чаще выходит стремление к быстрому краткосрочному увеличению рентабельности. Эта тенденция усиливается еще и тем, что многие вышедшие на биржу акционерные общества давно уже контролируются иностранным капиталом, а их акции продаются не только на Франкфуртской бирже, но и в Нью-Йорке. Инвесторы играют важную роль в крупных концернах, а инвесторы заинтересованы, во-первых, в росте курса акций, а во-вторых, в высоких дивидендах. С точки зрения морали это может показаться извращением здравого смысла, но это в полной мере отвечает логике финансовых рынков: известие о предстоящем массовом сокращении рабочих мест в компании обычно приводит к резкому росту курса ее акций. Одни теряют работу, другие радостно потирают руки.

Особенность среднего бизнеса

На предприятиях среднего бизнеса картина иная. Там все еще имеется немало фирм, управляемых не менеджерами, а собственниками. Они тоже, конечно, заинтересованы в увеличении рыночной стоимости предприятия и его прибыли, но, прежде всего, заботятся о прочном положении своих фирм, которые они хотят оставить в наследство детям. Такие предприятия делают ставку не на краткосрочную рентабельность, а на долгосрочное планирование и долгосрочные инвестиции. Здесь есть еще шеф, чувствующий ответственность за своих сотрудников и их семьи. Но и здесь постепенно берет свое финансовый капитализм – например, когда в семье не оказывается преемника или по каким-то другим причинам фирму приходится продавать инвестору. Примером может служить фирма Boss - известный производитель одежды. Фирму купил англосаксонский инвестиционный фонд. Теперь он не только ежегодно кладет в карман сто миллионов евро прибыли, но и настаивает на выплате дополнительных дивидендов на сумму в 400 миллионов евро. Это позволит фонду с лихвой вернуть свои капиталовложения, а фирма Boss останется в долгах.

Карл Завадский , экономический обозреватель Deutsche Welle