1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Андрей Гурков

Комментарий: В 2009 году нас уберегли от новой Великой депрессии

Радикальные меры правительств и центробанков предотвратили перерастание рецессии в длительный и тяжелый спад. Остановить падение помогли совместные действия ''большой двадцатки'' и мощный рост китайской экономики.

Логотип рубрики Комментарий

Новой Великой депрессии удалось избежать. Таков главный экономический итог 2009 года. Он войдет в историю Германии и Европы как год самого тяжелого кризиса со времен Второй мировой войны. Однако в будущие хрестоматии события минувших 12-15 месяцев включат еще и как пример весьма эффективного экстренного вмешательства государства в экономику. Настолько эффективного, что большинство европейцев последствий значительного сокращения валового внутреннего продукта пока особо даже и не почувствовали.

Государственное стимулирование и низкие процентные ставки

В индустриально развитых странах именно правительства, а также формально независимые от них, но тоже отстаивающие общегосударственные интересы центральные банки сыграли ключевую роль в борьбе с рецессией. Осознав осенью 2008 года всю серьёзность ситуации в глобальной финансовой сфере, они действовали решительно и радикально.

Политики пошли на радикальное увеличение бюджетных дефицитов и в целом государственной задолженности ради того, чтобы раздобыть десятки и даже сотни миллиардов долларов, евро или, скажем, фунтов для, во-первых, поддержки зашатавшегося станового хребта экономики - банковского сектора, а во-вторых, для финансирования программ стимулирования своих экономик.

Руководители центробанков, в свою очередь, снизили до рекордно низкого и даже минимального уровня те процентные ставки, под которые они обеспечивают ликвидностью коммерческие банки. Политика дешевых денег помогла ментально успокоить рынки и материально поддержать хоть какие-то формы деловой активности, пусть даже и биржевые спекуляции. Как только центробанки исчерпали возможности традиционного механизма снижения ставок, они тут же прибегли к другим, зачастую нетривиальным и новаторским методам снабжения рынка деньгами. Например, начали выкупать у инвесторов облигации.

"Слово года" и "человек года"

Об эффективности правительственных антикризисных программ косвенно свидетельствует хотя бы тот факт, что в Германии официальным "словом года" стало Abwrackprämie - так обозначали здесь ту самую премию в 2500 евро, которую государство платило при покупке нового автомобиля автовладельцам, сдавшим на утилизацию свою старую машину. Аналогичные программы стимулирования спроса на автомобили, введенные в доброй дюжине стран, в 2009 году фактически спасли от назревавшего коллапса мировой автопром - отрасль, пострадавшую от глобального кризиса, наряду с банковским сектором, в наибольшей степени.

Ну, а провозглашение американским журналом Time главы Федеральной резервной системы США Бена Бернанке "человеком года" является, несомненно, признанием той огромной роли, которую в борьбе с кризисом сыграли как сам руководитель главного центрального банка планеты, так и вся ФРС как таковая.

Конечно, фигура "вертолетчика Бена", получившего это прозвище за метафорический призыв при необходимости разбрасывать деньги над пошатнувшимся финансовым рынком хоть с вертолета, далеко не бесспорна. Как не бесспорна и премия за утилизацию машин. У каждого радикального действия или сильного лекарства всегда имеются нежелательные побочные эффекты. С ними и мировой автопром, и экономика в целом могут столкнуться уже в ближайшие месяцы. Однако в обвальном 2009 году как раз эти действия, вне всякого сомнения, помогли не допустить перерастания рецессии в депрессию.

Совместные действия "большой двадцатки"

Руководители индустриально развитых стран сумели предотвратить вторую Великую депрессию еще и потому, что извлекли несколько главных уроков из первой всемирной экономической катастрофы. Так, они осознали фатальную ошибку своих предшественников, которые, поддавшись национальному эгоизму, в свое время действовали по принципу "каждая страна спасается в одиночку". На этот раз борьба с кризисом велась совместными усилиями, о чем свидетельствуют и скоординированные акции ведущих центробанков Америки, Европы и Азии, и согласованные действия в рамках Европейского Союза, и принятие глобальных решений в рамках вышедшей на мировую авансцену "большой двадцатки", в которой индустриальные государства объединились с наиболее важными странами с переходной экономикой.

Другой важнейший урок из депрессии 30-х годов прошлого века состоит в понимании необходимости уделять в разгар кризиса повышенное внимание социальным вопросам. "Почти что чудом" назвал один из видных немецких экономистов тот факт, что безработица в Германии в условиях обвального падения производства выросла, по сути дела, весьма незначительно. Чудо это объясняется, прежде всего, широким применением инструмента сокращенной рабочей недели, когда фирмы не увольняют персонал, а государство доплачивает работникам основную часть недополученной зарплаты.

Этот механизм не только позволил Германии избежать всплеска массовой безработицы с соответствующей социальной напряженностью, но и сохранить платежеспособность населения. А оно "отблагодарило" государство неожиданно высокой потребительской активностью, чем в нужный момент стабилизировало внутренний рынок.

Китай и Индия в роли экономических локомотивов

Одним из важнейших факторов, способствовавших выходу индустриальных стран из рецессии, стал также по-прежнему мощный рост китайской экономики, вовремя поддержанный из Пекина гигантской программой стимулирования конъюнктуры. В роли второго глобального локомотива выступила Индия. Место этих двух государств в мировой экономической "табели о рангах" кардинально изменилось, и это - еще один из главных итогов 2009 года.

Вместе с ним уходит в прошлое горячая фаза нынешнего кризиса. Сам же кризис далеко не закончился, и мы еще удивимся, насколько глубокими окажутся вызванные им структурные сдвиги и насколько серьезно изменятся из-за него наши потребительские привычки. Но это уже тема другого комментария.

Автор: Андрей Гурков, экономический обозреватель Deutsche Welle
Редактор: Геннадий Темненков

Архив

Контекст