1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Комментарий: Выгоден ли России Grexit?

Возможный выход Греции из еврозоны обеспечит Кремлю краткосрочный пропагандистский эффект и долгосрочные проблемы на Балканах, считает Андрей Гурков.

Алексис Ципрас и Владимир Путин 19 июня 2015 года на Петербургском экономическом форуме

Алексис Ципрас и Владимир Путин 19 июня 2015 года на Петербургском экономическом форуме

Предположим, что в Греции дело, действительно, дойдет до Grexit, т.е. до выхода этой страны из еврозоны. Что это будет означать для России, где неизменно подчеркивают особо теплые отношения между двумя православными народами - русским и греческим? Будет ли Кремлю, демонстративно заигрывавшему в последнее время с Афинами в пику Евросоюзу, выгода от такого развития событий?

Если и будет, то только краткосрочная и то лишь в пропагандистском плане: родной телеаудитории можно будет в очередной раз рассказать про обостряющийся кризис Евросоюза и надвигающийся крах еврозоны. Но затем тема реальных или мнимых потерь европейцев неминуемо отойдет на задний план.

Для чего Москва разыгрывала греческую карту

На первом плане окажется тот социально-экономический и внутриполитический хаос, в который окунется государство, не сумевшее и не захотевшее удержаться в привилегированном, но требовательном клубе обладателей второй по значению мировой резервной валюты. От Греции-банкрота никому пользы не будет, и России в том числе. Москва не сумеет извлечь из Grexit выгоду - ни экономическую, ни политическую, ни геостратегическую.

Андрей Гурков

Андрей Гурков

Кремлю было интересно разыгрывать греческую карту, пока Греция оставалась полноправным членом еврозоны и ЕС. Москва надеялась, что греческого премьера Алексиса Ципраса, дважды за три месяца встречавшегося с Владимиром Путиным, удастся использовать для внесения раскола в ряды Евросоюза, прежде всего - в вопросе санкций против России из-за ее поддержки вооруженного сепаратизма на Украине. Конечно, за Grexit вовсе не обязательно последует выход Греции из Евросоюза. Но, в любом случае, совершенно очевидно, что ее возможности исполнить в Брюсселе роль троянского коня теперь резко сузились.

Заключить с отдаляющейся от европейцев Грецией геостратегический союз Россия тоже не сможет - вернее, не захочет. Зря беспокоятся некоторые политики на Западе, особенно в США, опасающиеся, что Афины после Grexit могут пойти на сближение с Москвой и в результате дестабилизировать или даже продырявить южный фланг НАТО в Европе.

Турция для Кремля несравнимо важнее Греции

Любая попытка Кремля заключить Грецию в какие бы то ни было военно-политические объятия неминуемо вызовет резко отрицательную реакцию в Турции, у которой традиционно весьма напряженные отношения с греками. В Анкаре и так уже раздражены как российской аннексией Крыма и усилившимся там давлением на крымских татар, так и позицией Москвы в вопросе геноцида армян в 1915 году.

На риск дальнейшего ухудшения отношений с Турцией Кремль вряд ли пойдет, тем более, что эта страна для России несравнимо более важна, чем Греция. В том числе в столь значимой сейчас для Москвы сфере, как газотранспортная. Поток-то ведь "турецкий", а не "греческий".

Экономическая выгода от выхода Греции из еврозоны для России тоже не просматривается. Конечно, Москва может снять с Греции продовольственное эмбарго, введенное против всех стран ЕС, и на российский рынок поступит энное количество дешевых греческих персиков и прочих овощей-фруктов. Это несколько расширит оскудневший ассортимент на российском продовольственном рынке, но и только.

Реальная угроза планам "Газпрома"

Стать, в свою очередь, крупным покупателем российской продукции Греция, обанкротившаяся и перешедшая на слабую валюту драхму, явно не сможет. Вероятнее, что ей понадобится гуманитарная помощь, и тогда гумконвои из Москвы будут ждать (или требовать) уже не только в Донбассе, но и в Афинах.

Крайне зависимая от импорта энергоносителей и, в частности, от российского газа, Греция наверняка попросит у "Газпрома" существенных скидок, да к тому же ощутимо сократит потребление голубого топлива. Так что с этой стороны России грозят скорее убытки. Правда, потери эти окажутся не столь уж значительными просто потому, что на греческий рынок все последние годы шли менее 3 миллиардов кубометров российского газа, а в прошлом году - даже менее 2 миллиардов.

Что будет с "Турецким потоком" и Сербией?

Куда более серьезным может оказаться для "Газпрома" тот ущерб, который надвигающийся в Греции экономический и внутриполитический хаос нанесет по планам строительства на греческой территории продолжения российского газопровода "Турецкий поток", о чем стороны только что договорились на Петербургском экономическом форуме.

Сроки реализации этого проекта и так амбициозные. Грядущая в Греции неразбериха (кто знает, как долго она продлится) неминуемо приведет к срыву намеченного графика - со всеми вытекающими из этого финансовыми и логистическими последствиями для российской государственной газовой компании.

К тому же Grexit наверняка весьма больно ударит по ближайшим соседям Греции, в том числе по Македонии и Сербии, по территории которых "Газпром", кстати, тоже хотел бы пустить продолжение "Турецкого потока". В финансовом секторе этих (и целого ряда других) балканских стран до сих пор очень заметную роль играли греческие банки. В ходе выхода Греции из еврозоны они обанкротятся.

Болгарии и Румынии Евросоюз и его стабфонд ESM еще смогут помочь, но что будет с банками и экономиками не входящих в ЕС государств, не знает никто. Так что Grexit не превратит Грецию в нового полноценного союзника России на Балканах, зато такого полусоюзника Москвы в этом регионе, как Сербия, может здорово расшатать.

Вот и получается, что никакой выгоды России от Grexit ждать не стоит - скорее убытков. Поэтому Москве следует брать пример со своего союзника Китая. Тот устами премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна четко дал понять европейцам, что заинтересован "в процветающей Европе, едином Евросоюзе и сильном евро", а потому в трудную минуту готов оказать реальную помощь в урегулировании греческого кризиса.

Андрей Гурков, экономический обозреватель DW

Новости

Контекст