1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Комментарий: Борьба с кризисом как начало избирательной кампании

Российский премьер недвусмысленно дал понять, что в условиях разразившегося кризиса "держать удар" намерен именно он, считает Андрей Гурков.

default

DW Russische Redaktion Hörfunk Andrey Gurkov

Андрей Гурков

Те, кто полагали, что в речи Владимира Путина на съезде возглавляемой им партии "Единая Россия" будет объявлено о каких-то сенсационных кадровых или структурных решениях, были явно разочарованы. Премьер-министр, по сути дела, всего лишь повторил основные тезисы и даже цифры своего февральского, тогда еще президентского доклада о стратегии развития России до 2020 года. Тем не менее, его нынешнее выступление на съезде единороссов можно назвать если и не сенсационным, то уж, во всяком случае, весьма знаменательным.

В течение последних двух месяцев российское руководство и российская пропаганда со всех телеэкранов всячески пытались убедить население в том, что некий кризис бушует где-то там за океаном, а вот России он, по большому счету, не угрожает. И вот 20 ноября глава российской исполнительной власти с высокой трибуны наконец-то официально признал, что Россия тоже в кризисе, и что кризис этот очень серьезный. По советской привычке проблему замалчивали до последнего, и раз о ней заговорили теперь во весь голос, значит, скрывать очевидное уже нет больше ни сил, ни возможностей.

Слово "коллапс" удивляет и настораживает

При этом удивляет и даже настораживает лексика выступления. "Мы сделаем все, что от нас зависит", заверил премьер, чтобы "коллапс прошлых лет в нашей стране" больше не повторился. Получается, что после восьми лет путинского процветания и стабильности одним из возможных сценариев дальнейшего развития событий в России является именно коллапс? Не просто "экономические шоки 1991 и 1998 годов", о которых тоже напомнил Владимир Путин, а самый настоящий "коллапс"?

Как в связи с этим понимать формулу "мы сделаем все, что от нас зависит"? Получается, что правительство постарается спасти положение, но не гарантирует, что ему удастся обуздать "стихию", как выразился премьер. Не является ли такая формула фактическим признанием того, что российское руководство в настоящий момент отчасти потеряло контроль над экономической и финансовой ситуацией в стране?

Премьер обеспокоен угрозой массовых увольнений

Подобные подозрения закрадываются, когда слышишь обещания главы правительства, что зарплаты бюджетников, пенсии, пособия будут исправно выплачиваться. Разве это не само собой разумеется в одной из крупнейших экономик мира, как охарактеризовал сегодняшнюю Россию Владимир Путин?

И что это за "структурные трансформации на рынке труда", о которых вдруг заговорил российский премьер? Если учесть, что в других местах выступления речь шла о срочном выделении средств для "предупреждения банкротств оборонных заводов" и о повышении размера пособия по безработице, становится ясно, что Владимир Путин серьезно обеспокоен угрозой массовых увольнений в стране.

Путин предпочитает либеральные рецепты

На все эти порожденные кризисом вызовы российское правительство намерено ответить весьма решительно. Владимир Путин представил товарищам по партии целый пакет мер, которые направлены на снижение налогового бремени, поддержку предпринимательства и малого бизнеса, финансирование больших корпораций, стимулирование производства, экспорта и индивидуального потребления.

В сегодняшней России крайне модно ругать либеральную модель капитализма. Тем знаменательней, что в сложившейся трудной ситуации Путин намерен прибегнуть как раз к самым, что ни на есть, либеральным механизмам государственного вмешательства. Что, кстати, весьма выгодно отличает его программу выхода их кризиса от достаточно невнятных мер некоторых его западноевропейских коллег.

Международное сотрудничество отступает на задний план

Но вот что смущает: вся речь Путина пронизана идеологией "опоры на собственные силы". В ней есть пассаж про внешнеэкономическую экспансию, но очень мало сказано про международное сотрудничество и, уж тем более, про иностранные инвестиции. Зато есть фраза про уместность протекционизма как временной меры. Неужели российское руководство искренне верит, что сможет профинансировать все намеченные меры за счет собственных накоплений и без привлечения зарубежного капитала? Или это всего лишь тактический ход, призванный подчеркнуть патриотический характер путинского выступления?

И вот что еще представляется важным: бывший президент и нынешний премьер недвусмысленно дал понять на съезде "Единой России", что в условиях разразившегося кризиса "держать удар" намерен именно он. В этом смысле его речь можно считать неформальным началом новой избирательной кампании. Человеку, который выведет страну из нынешнего кризиса, избрание на следующий шестилетний президентский срок гарантировано.

Андрей Гурков ,
обозреватель Deutsche Welle