1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Александр Плющев

Комментарий: Али Феруз как разменная монета Москвы

Россия не стала игнорировать решение ЕСПЧ, запретившего выдворение Али Феруза в Узбекистан. Журналист "Новой Газеты" еще может понадобиться Москве, считает Александр Плющев.

Участница акции в поддержку Али Фуруза с листом бумаги, на котором написано Отвали от Али

Участница акции в поддержку Али Фуруза

Бюрократическая машина правосудия нехотя остановилась в одном шаге от выдворения внештатного корреспондента "Новой газеты" Али Феруза в Узбекистан. Не то чтобы отвалила от Али, как того требовал хэштег кампании, развернутой журналистами в интернете, а на время отступила. Зная, что в России отсрочка выполнения чего-либо часто означает отмену, можно, вроде бы, праздновать торжество здравого смысла. Но у этого дела столько аспектов, в нем переплетено столько обстоятельств, что расслабляться рано.

Кампания солидарности с Али Ферузом

По решению Мосгорсуда, принятому 8 августа, Али Феруз (по утерянному им паспорту - Худоберди Нурматов) будет находиться в специальном учреждении для временного содержания иностранных граждан до окончания разбирательства в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ). В Страсбурге он обжаловал решение России в отказе о предоставлении ему убежища. Именно уведомление ЕСПЧ о недопустимости выдворения журналиста и стало формальным основанием для решения московского суда. Но на самом деле от немедленного выдворения Али спасла неожиданная по нынешним временам журналистская солидарность.

Александр Плющев

Александр Плющев

Профсоюз журналистов, неформальная организация, созданная "снизу" в противовес официозным Союзу журналистов России и Медиасоюзу, вместе с "Новой газетой" провели успешную кампанию поддержки, включая пикетирование администрации президента РФ в Москве, акции в других городах и даже странах. Эта шумиха, которая быстро вышла за пределы России, и помогла Али не отправиться в Узбекистан, где, как он опасается, его могут преследовать по политическим причинам.

Беженец беженцу - рознь

Россия вообще крайне неохотно принимает беженцев из других государств, особенно тех, которые считает дружественными, и Узбекистан - в их числе. Москва закрывает глаза не только на нарушения прав титульных наций в этих странах, но и на ущемление русскоязычного меньшинства, что не проходит незамеченным на Украине или в странах Балтии. Отношения с диктаторами таких государств намного важнее, в том числе и в пресловутом вопросе борьбы с терроризмом.

Вспомним, как спецслужбы Киргизии арестовали в больнице своего гражданина, подозреваемого в организации теракта в Санкт-Петербурге, и без всяких судебных разбирательств и процедур молниеносно этапировали его в Москву. Такое отношение дорогого стоит, тем более, если речь идет о каких-то подозрительных гражданах зарубежных стран, а не россиянах.

Беженец беженцу - рознь. Россия приняла Эдварда Сноудена, которого можно воспринимать не только как носителя ценных сведений. В массовом представлении он еще и герой, который раскрыл схему слежки американских спецслужб за людьми. Массам нравится, когда их власти спасают героя. И совсем другое дело - какой-то подозрительный узбек, которых приезжают сюда чуть ли не миллионы.

Страшный образ Али

Али Феруз - практически идеальный кандидат на немедленную выдачу чуть ли не сразу после задержания, во всяком случае, в представлении рядового россиянина. Узбек, мусульманин, преследуется властями своей страны, потерял паспорт, работает на либеральную газетенку, а пишут еще, что и гомосексуал. Ну и зачем такой нужен Российской Федерации? Народ не одобрит.

Но чудесным образом всего этого набора не хватило. Народ, как обычно, безмолствовал, а журналисты организовали шумную кампанию. Одним из ее главных аспектов стало требование выпустить журналиста в третью страну, если предоставить ему убежище в РФ нет возможности. И страны, готовые принять его, вроде бы, даже нашлись. Дело быстро вышло за рамки простого нарушителя правил въезда и пребывания в России.

Для создания образа ужасного террориста Али Феруза были задействованы так называемые платные блогеры, через которых власти или спецслужбы сливают тот компромат, который не могут напрямую дать даже контролируемым ими СМИ. Была ли это своеобразная атака на "Новую газету" или на всю "либеральную общественность" - можно только гадать, но очевиден годами звучащий месседж: смотрите, какую гадину они защищают и прикрывают. Пресс-секретарь российского президента сказал, что ситуация сложная и нельзя закрыть глаза на совершенные Фирузом административные правонарушения.

Это особенно забавно в стране, где российские паспорта запросто раздают популярным (правда, в основном в прошлом) актерам и спортсменам. Они, как и Сноуден, приносят власти исключительно медийную пользу, а хлопот с ними - самый минимум.

Россия, ЕСПЧ и предвыборный год

Оставь Мосгорсуд в силе решение о выдворении Али Феруза, это означало бы, что Россия практически полностью отказывается от взаимодействия с ЕСПЧ. Москва не выполняет его решений, если полагает, что они противоречат российской конституции. Но негласно считается, что эта мера - защита от разорительных компенсаций, которые могут быть присуждены тем, чьи права были нарушены неуклюжим российским правосудием. И если порог чувствительности к решениям ЕСПЧ снизился до кейса одного нелегального иммигранта, то уж игнорирование чего-то более значимого становится само собой разумеющимся. Совсем "отмораживаться", да еще и по столь мелкому поводу, в России явно не готовы.

Разбирательства в ЕСПЧ, как говорят эксперты, можно ждать долго, даже годы. За это время у Али Феруза есть шанс получить право на убежище в России, в конце концов, его мать - россиянка и живет здесь. Но и у тех, кто добивался его выдворения, есть уйма времени и, подозреваю, ресурсов, чтобы решить вопрос в свою пользу. Например, с помощью возбуждения уголовного дела. В предвыборный год возможно всякое, и журналист с отложенным статусом рискует стать разменной монетой. Понадобится кандидату в президенты быть ближе к либеральной публике - дадут убежище или дадут уехать в третью страну. Нужно будет показать решимость в борьбе с подозрительными мигрантами - вот и Феруз под рукой.

Хуже всего, если ни одно из этих решений не будет признано целесообразным. Тогда жизнь Али - в опасности: инсценировать суицид в контролируемом заведении в России несложно. Тем более, что выглядеть он будет крайне правдоподобно: Феруз уже пытался покончить жизнь самоубийством.

Автор: Александр Плющев - журналист, интернет-эксперт, популярный блогер и радиоведущий. Автор еженедельной колонки на DW. Сайт Александра Плющева: plushev.com, Twitter:@plushev

Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Контекст