Кое-что о воссоединении семей | Дополнительный урок немецкого 2 | DW | 19.07.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Дополнительный урок немецкого 2

Кое-что о воссоединении семей

10.07.2005

У меня в руках письмо от Антона Афанасьевича Тимощука из села Морозовка Винницкой области. Оно напечатано, как сообщает сам Антон Афанасьевич, на немецкой пишущей машинке «Роботрон». Вот цитата из письма:

«Я слушаю вас уже два года. Поначалу основной причиной было желание изучить немецкий язык. Благодаря вашим урокам и полученным от вас учебникам, я освоил основы немецкого языка. Именно в ваших учебниках язык изложен просто и компактно, поэтому я стараюсь использовать другие источники, как-то самоучители, разговорники, уже после изучения аналогичных тем по учебнику радиокурса. Стоит заметить, что я начал изучать немецкий язык по « Bilderw ö rterbuch f ü r Russen », который был привезен из Германии еще моим отцом, бывшим в годы войны остарбайтером. К сожалению, в нем много ошибок в транскрипции. Понять такое состояние дел просто: тогда ведь шла война. Словарь, скорее всего, составлялся русскими. Понятно, что тогда отсутствовали возможности для обеспечения компьютерной верстки книг. Но все-таки картинки оживили издание, привнесли в него дух эпохи. Так слово « Vater » иллюстрировано портретом отца в пилотке, играющего с ребенком. Картинка к слову «фуражка» представляет военный головной убор. Очень интересны в вашей программе дополнительные уроки немецкого. Там только иногда затрудняет понимание высокий темп речи или же особенности дикции рассказчиков. Но с другой стороны, так говорят немцы, и они все разные. Хочу поблагодарить ведущих передач «Народные мелодии», «Классика», «Почтовый ящик», «Германия из первых рук», «Шлягер», «Новости мировой экономики». Интересны и другие передачи. Ваша радиостанция несет в своих передачах определенную экстрасенсорную энергию, которая привлекает слушателей. Хотелось бы, чтобы сотрудники редакции не отвлекались на опровержение пустых упреков некоторых агрессивных слушателей. На необоснованную критику стоит отвечать делом».

Благодарим Вас, уважаемый Антон Афанасьевич, за добрые слова. Ваши пожелания по темам наших будущих передач мы обязательно учтем. Желаем Вам здоровья, успехов и надеемся, что Вы еще долго будете нам верны.

А теперь письмо нашего украинского слушателя Виктора Стодоля из Сумской области.

«В Украине много было информации о визовом скандале в Германии. Это, на мой взгляд, еще один минус немецкой демократии, в которой я давно разочарован. Моя жена и я предполагали, что при отъезде семьи сына в Германию на ПМЖ, что, когда они устроятся, то мы тоже сможем к ним переехать, так как находимся уже в преклонном возрасте: мне 73 года, жене – 70 лет. Других детей у нас нет. Остаток жизни хотелось бы провести рядом с детьми. Но, как говорится, не зная брода, не суйся в воду. Знали бы мы тогда, в 1995 году, что с нами так обойдутся, то все иначе бы сделали, сразу бы подали вместе с сыном заявление о приеме в Германию. А теперь законы поменялись и мы больше не имеем права жить рядом с детьми, в одной с ними стране. Хотели как лучше, а получилось, как всегда. С 1998 года я добивался от административного ведомства разрешения на въезд в Германию, исписал гору бумаг, но все безрезультатно. Через 6 лет пришел отказ. Хотел навестить сына и внуков, но сыну приглашение не подписали, так как ему, дескать, не позволяют доходы содержать гостей. А время уходит, дают знать о себе болячки. Вот еще одна глупость немецкого законодательства – не могу повидаться с сыном. Мы с женой морально угнетены, живем, как говорится на три «д»: донашиваем, доедаем, доживаем. Знаю, что в Германии больше пяти миллионов безработных и тем не менее, никто не собирается уезжать из ФРГ, даже та пожилая женщина из Казахстана, о которой вы рассказывали в «Мостах». И еще один прокол немецкой демократии: моей невестке, как этнической немке, зачли учебу в институте и трудовую деятельность в Украине, а сыну нет. Ну, не нарушение ли это прав человека?»

Вот такое письмо пришло из Сумской области. Постараюсь прояснить ситуацию, чтобы у других не сложилось впечатления, что в Германии нарушаются права человека. Начнем с проблемы, о которой шла речь в самом начале письма. Родители надеялись, что если дети их окажутся в Германии, то они беспрепятственно смогут к ним переехать в преклонном возрасте. Это типичная ошибка, которую совершают те, кто решается на переезд в другую страну. Уже сам переезд внутри одной страны – дело хлопотливое и непростое. А в другую страну, где действуют совершенно другие законы и образ жизни – тем более сложно. Ошибки происходят в первую очередь из-за не информированности некоторых граждан.

И десять лет назад кандидатам в переселенцы германские чиновники не уставали повторять: если принято решение на переезд в Германию, не разрывайте семьи, дождитесь разрешения на всех членов семей и все вместе выезжайте. Нельзя полагаться на привычное «авось». Нет, в Германии действуют совершенно определённые законы, которые регулируют жизнь в стране. Германия не может принимать всех, кто хочет жить в ФРГ, по одинаковым правилам. На каждую категорию эмигрантов действует разные законодательные акты. Переселенцы принимаются в соответствии с одним законом, в котором четко оговорены правила приема не немецких членов их семей. Родители не немецкого супруга должны быть заранее внесены в ходатайство о приеме, чтобы позже не возникло сложностей, с которыми как раз и столкнулась семья Стодоля. Жизнь ведь не стоит на месте. Конечно, родители могли бы согласно закону, регулирующему воссоединение семей, приехать к детям. Но при условии, что обстоятельства соответствуют нормам закона. Если сын не может обеспечить проживание родителей в Германии из-за того, что у него небольшие доходы, то почему государство должно брать на себя эти расходы? Представьте себе, сколько родственников у более трех миллионов переселенцев и эмигрантов из России и стран СНГ? Германия не в состоянии принять всех и более того – всех содержать. На какие средства? На средства налогоплательщиков, местных граждан, которые сами бояться снижения уровня жизни или потери рабочего места. Закон призван и их защищать, граждан страны. Так что, как бы то ни было, господин Стодоля, а говорить о том, что в Германии не демократические законы, по меньшей мере, несерьезно. Так получается, что многие люди за собственные ошибки часто обвиняют других, только не себя самих. Наконец, что касается признания дипломов и стажа работы переселенцев и членов их семей, то есть родственников, то это тоже отрегулировано законодательными актами, которые, как и сама жизнь, меняются в соответствии с изменяющимися обстоятельствами. Двадцать лет назад признавали стаж каждого члена семьи переселенцев, а через десять лет, когда количество переселенцев утроилось, средств стало меньше и было принято решение изменить некоторые законодательные акты. Причем, изменения эти произошли согласно всем демократическим нормам. От перемен в законе пострадали, если можно так выразиться, не только ненемецкие члены семей, но и сами переселенцы, им тоже снизили выплаты пенсий до уровня социального пособия. В результате пострадали все, ведь не немецкие члены семей продолжают жить в семье. Надо учитывать реалии, не от хорошей жизни это происходит. И в Германии приходится экономить. Если этого не делать, то жизнь очень быстро выйдет из колеи и станет еще хуже. Одно дело интегрировать десятки тысяч новых граждан, другое дело несколько миллионов. Понять государство, которое пытается ужесточением законов, хоть как-то решить возникающие проблемы, я думаю, что можно. Так же, как можно понять горе родителей, которые не могут жить рядом с детьми в старости. Но нельзя при этом забывать о том, что решение о переезде в Германию не всей семьей сразу принимало не государство, а сами люди, которые заранее не потрудились собрать информацию о том, как реализовать принятое решение с меньшими потерями для себя. Увы, это хоть и горькая, но правда. С ней надо считаться, а не сетовать на недемократические законы Германии и нарушение прав человека. Таково мое мнение, как автора передачи и человека, ежедневно сталкивающегося с проблемами интеграции переселенцев в Германии. Это не значит, что я не могу понять некоторых наших слушателей. Я тоже считаю, что германские чиновники должны нести долю ответственности за то, что не достаточно хорошо информировали этнических немцев и кандидатов в контингентные беженцы, когда те еще жили в странах СНГ. Но в Германии действует принцип, каждый в ответе за собственные поступки и решения. А если провинились чиновники и это можно доказать через судебные инстанции, то, как и в любом правовом государстве, ответственность будут нести те, кто совершил ошибки и виноват в последствиях.

У меня в руках письмо Николая Григорьевича Семенова из Кривого Рога. Письмо адресовано нашему редактору научно-технических и музыкальных передач Владимиру Фрадкину:

«Я являюсь вашим постоянным слушателем с солидным стажем и стараюсь не пропускать ни одного выпуска передачи «Джаз». Чем она мне импонирует? Во-первых, ностальгия по старым послевоенным временам, начало шестидесятых годов, когда я был молод и учился в Риге. Во-вторых, тогда в основном наши развлечения были посещение танцевальных вечеров. В те годы небольшие танцевальные оркестры росли, как грибы после дождя. В Прибалтике, как нигде больше в Советском Союзе, со стороны властей было несколько либеральное отношение к джазу.

В ваших передачах «Джаз» очень много интересного. Мне нравится то, что все без исключения передачи являются носителями обширной информации об исполнителях, композиторах, как в плане их профессионализма, так и их личной жизни. Причем, всё это подается с неизменной порцией доброго юмора. Конечно, это огромный труд - собрать такой материал, и мы, ваши слушатели, безусловно, это ценим. Теперь у меня несколько вопросов к Владимиру Фрадкину.

-Возможно ли выполнение музыкальных заявок слушателей на наиболее понравившиеся передачи «Джаз»?

- Не планируете ли Вы в перспективе цикл передач о становлении советского джаза?

-Не могли бы прислать запись цикла передач о Луи Армстронге на любом носителе?

С уважением Николай Семёнов, Кривой Рог»

У меня в студии редактор научно-технических и музыкальных передач Владимир Фрадкин.

Аудиофайл.


Шестнадцатилетний Дмитрий Ткаченко из села Врадиевка Николаевской области просит включить в наш эфир песню Дженифер Лопес « Get right».