1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Кого можно сравнивать с Гитлером?

"Если мы говорим о Гитлере периода Освенцима, то, конечно любое сравнение с ним, за исключением Сталина и Пол Пота, является недопустимым". Другое дело – сравнения с Гитлером 1938 года...

default

Не являлся ли Освенцим продолжением ГУЛага?

Немецкий историк Эрнст Нольте (Ernst Nolte), которому 11 января исполняется 80 лет, заявил в интервью информационному агентству dpa, что сравнения современных политиков с Гитлером в определенной мере могут быть допустимы.

" То, что Гитлер вновь стал цитироваться, я считаю нормальным. А то, что сравнения с ним используются как политический инструмент, просто бросается в глаза", - заявил ученый. По его мнению, при каждом сравнении надо четко определиться, о каком именно историческом отрезке времени идет речь.

Разный Гитлер

" Если мы говорим о Гитлере периода Освенцима, то, конечно любое сравнение с ним, за исключением Сталина и Пол Пота, является недопустимым". Однако, считает Нольте, совершенно другое дело, если кто-то хочет сравнить какого-либо государственного деятеля с Гитлером 1938 года, которого в это время во многих частях света называли "национальным освободителем".

Исследование Нольте "Фашизм в его эпохе" ("Der Faschismus in seiner Epoche", 1963), стало хрестоматийным для изучения истории национал-социализма и было переведено на многие языки. Одна из статей Нольте 1986 года вызвала острую дискуссию, получившую название "спора историков". Речь в статье шла о том, что возможным образцом для политики холокоста в фашистской Германии мог стать террор, порожденный социалистической революцией в России. Нольте не только проводил параллели между сталинским ГУЛагом и Освенцимом, но искал и причинно-следственные связи между уничтожением людей по классовому признаку в советской России (классоцид) и по расовому - в Германии (геноцид). Многие ученые и журналисты обвинили Нольте в том, что историк стремился во что бы то ни стало преуменьшить преступления национал-социализма.

Коммунизм-фашизм: две стороны одной медали?

Историк убежден, что коммунизм и фашизм надо рассматривать в совокупности причинно-следственных связей. По его мнению это так же очевидно, как и наличие связей между революцией и контрреволюцией. В применении к событиям 20-го века для Нольте это выглядит следующим образом: собственно социалистическое движение имело глубокое корни в прошлом, а национал-социализм, возникший после победы большевизма в России, явился воинствующим контрдвижением.

Многим историкам не понравился такой подход. Они считают, что сравнительный метод Нольте ведет к "отбеливанию" нацизма, релятивирует его беспримерные преступления. В интервью агентству dpa, приуроченном к юбилею историка, Нольте заявил, что многие коллеги сосредоточили всё свое внимание на том предложении из его статьи 1986 года, в котором говорилось о "причинно-следственных связях" ГУЛага и Освенцима. Историк отметает всякие обвинения в том, что когда бы то ни было пытался представить национал-социализм в хоть сколько-нибудь "лучшем свете", чем эта идеология заслуживает.

"Еще в 1985 году в статье одного израильского коллеги я был назван первым среди тех, кто еще в 1963 году указал на центральное место, которое занимает Освенцим для понимания сути национал-социализма". Проблема в том, считает Нольте, что "любое политико-идеологическое движение останется не понятым, если просто видеть в нем врага и не задумываться о том, против кого оно было направлено, а Гитлер видел своего смертельного врага именно в большевизме. Если это утверждение означает попытку релятивировать, то мне придется признать себя релятивистом". (вш)

Контекст