1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Кого и зачем пугает "Газпром"?

Как ультиматум расценили многие российские и западные наблюдатели заявление, сделанное главой "Газпрома" Алексеем Миллером в Москве на встрече с послами 25 стран-членов ЕС. Комментарий Андрея Гуркова.

default

Так называемый энергетический диалог между Россией и Европейским Союзом на минувшей неделе вышел - или, точнее говоря - опустился на новый уровень: одна из сторон впервые заговорила на языке ультиматумов.

"Газпром" играет мышцами

Именно как ультиматум многие российские и западные наблюдатели расценили заявление, сделанное председателем правления концерна "Газпром" Алексеем Миллером во вторник 18 апреля в Москве на встрече с послами 25 стран-членов ЕС. Подчеркнув, что все подписанные контракты на поставку газа в Европу будут выполнены, Миллер в то же время напомнил, что возглавляемая им компания активно осваивает новые рынки, такие, как Северная Америка и Китай. А потому, продолжил российский топ-менеджер, "попытки ограничить деятельность "Газпрома" на европейском рынке… не приведут к хорошим результатам".

В переводе с дипломатического языка на обычный это высказывание Алексея Миллера является ничем иным, как угрозой. Угрозой в перспективе оставить Европу без столь нужных ей дополнительных поставок газа. Тезис о возможной географической переориентации экспортных потоков российских энергоносителей сам по себе не новый. Тот, кто 8 сентября прошлого года внимательно следил за пресс-конференцией Владимира Путина и тогдашнего канцлера ФРГ Герхарда Шрёдера по случаю подписания в Берлине соглашения о Северо-Европейском газопроводе, помнит, что аналогичные высказывания прозвучали из уст самого российского президента.

От слов – к делу

Правда, тогда эти высказывания носили характер неких философских размышлений, и на них мало кто обратил внимание. Так что теперь, на встрече с европейскими послами, Алексей Миллер всего лишь в жесткой форме озвучил разработанную явно не им стратегическую установку. Но тем самым завершил демонтаж того, что до недавних пор называлось безупречной репутацией "Газпрома". Ведь на протяжении трех десятилетий сначала Советский Союз, а затем его правопреемница Россия бесперебойно поставляли газ в ФРГ и другие страны Западной Европы, а те бесперебойно расплачивались твердой валютой.

И на бесчисленных германо-российских экономических форумах ораторы неизменно указывали на этот образец сотрудничества, особо отмечая, что российская сторона всегда четко выполняла свои обязательства, какие бы катаклизмы не происходили – будь то распад СССР или дефолт. Подобный капитал доверия многого стоит!

Однако 1 января 2006 года Кремль с удивительной легкостью начал растрачивать этот капитал. Перекрыв газовый кран Украине, российское руководство продемонстрировало европейцам, что готово использовать поставки энергоносителей как экономическое или политическое оружие. В результате немцы как главные потребители нефти и газа из России всерьез задумались об энергетической зависимости своей страны.

Проблема, которая до 1 января интересовала в Германии разве что горстку аналитиков в научных институтах, вдруг стала широко обсуждаться в средствах массовой информации и теперь прочно вошла в общественное сознание. Рядовой немецкий потребитель - и избиратель - осознал: доля России в энергобалансе его страны и всего ЕС настолько возросла, что их теперь теоретически можно шантажировать.

Методы - типичные

Заявление Алексея Миллера на встрече с послами показывает, что Кремль не устоял перед соблазном на практике испробовать свою власть над европейцами. Тем самым "Газпром" окончательно распрощался с образом надежного и стоящего вне политики партнера. Причем сделал это в ситуации, когда он скорее прав, чем неправ. Гнев Алексея Миллера вызвал Лондон, который мешает "Газпрому" стать совладельцем британской газовой компании. Российскому концерну надоела роль добытчика и поставщика, он хочет заняться куда более прибыльным бизнесом - распределением газа среди конечных потребителей – и в Германии "Газпром" этим уже занимается. А вот британцы россиян к себе не пускают.

Однако в точно такой же ситуации в данный момент находятся немцы, которых не пускают в Испанию, и итальянцы, которым перекрыли дорогу во Францию. У целого ряда стран ЕС в вопросах единого европейского энергетического рынка слова все еще расходятся с делами. Но вместо того чтобы терпеливо вести долгие и кропотливые переговоры, Кремль решил действовать привычным для нынешней российской власти методом наезда. Да заодно еще и прибегнуть к блефу: да, Россия может частично переориентировать свои экспортные потоки в Китай или в Северную Америку – но только лет через пять, не раньше.

А пока придется строить соответствующие трубопроводы и установки по сжижению газа. На что понадобятся миллиарды, которыми расплачивается за газ Европа. Но этого своего давнего партнера Россия теперь окончательно насторожила, и отныне он будет усиленно заниматься поиском дополнительных источников энергии.