1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Когда скульптура - больше, чем скульптура

Хотя бы на одну минуту стать художником может любой посетитель выставки "One Minute Sculptures" австрийца Эрвина Вурма, которая проходит во франкфуртском музее Städel.

Легендарный античный скульптор Пигмалион, как известно, оживил статую, вырезанную им из слоновой кости. Современный австрийский художник Эрвин Вурм (Erwin Wurm) поступает наоборот. Он превращает в скульптуры и художественные объекты вполне реальных людей. Как это происходит, могут увидеть посетители его выставки, которая проходит во франкфуртском музее

Städel

, а при желании - даже принять участие в перформансах.

Deutsche Welle: На языке немецких кураторов художественных выставок то, чем занимаетесь вы, можно было бы описать так: автор исследует пространство и создает новые контекстные связи между ним и своими объектами. Вы согласны с такой трактовкой?

Эрвин Вурм: В принципе, согласен, так как уже много лет занимаюсь этой темой: взаимосвязями скульптуры и нашей реальности. Изначально я собирался изучать живопись, но меня, как часто случалось, записали в класс скульптуры - к моему ужасу и отчаянию. Однако уже вскоре я решил извлечь максимальную пользу из этой ситуации, начал размышлять над понятием пластического видения, задаваясь вопросом: что такое вообще скульптура? Конкретнее: какое значение она имеет для меня? Какое отношение имеет ко мне и окружающему меня миру? Я стал делать первые попытки дать ответы на эти вопросы и продолжаю задавать их себе до сих пор. Некоторые ответы можно увидеть на этой выставке.

Эрвин Вурм

Эрвин Вурм

- А если словами: к каким ответам вы пришли?

- Часто происходит так, что вопросы приводят не к ответам, а к еще большему количеству вопросов. Художник, задающий вопросы, не обязательно стремится получить на них ответ или дать ответ посредством своих произведений. Наоборот: он продолжает задавать новые вопросы. Это попытка понять мир. Попытка обработать мир, возделать его, объяснить, одновременно заново его обрести и изобрести, в чем, собственно, и заключается творческий процесс.

- Некоторые объекты, детали, предметы часто встречаются в вашем творчестве, например, машины, дома, корабли, надутые, словно их накачали воздухом, а также одежда. Какие вещи и почему особенно привлекают ваше внимание?

- Это наша повседневная жизнь, наш мир, с которым мы себя идентифицируем. Автомобили - очень подходящий пример и объект идентификации. С помощью машины можно показать свой статус, крутизну, продемонстрировать финансовые возможности, принадлежность или стремление принадлежать к определенной социальной группе, предпочтения... Конечно же, автомобиль также и средство передвижения. Его одновременно любят и ненавидят. Автомобили существенно упростили нашу жизнь и одновременно ее очень усложнили. Меня как раз интересует эта многосторонняя перспектива. То же самое можно сказать о предметах одежды. "Платье делает людей" ("Kleider machen Leute"), - не случайно так называлась известная новелла Готфрида Келлера (Gottfried Keller), до сих пор не потерявшая своей актуальности. У одежды есть своего рода скульптурная составляющая, так как с ее помощью мы можем создавать новые формы и объемы.

- На выставке в музее Städel во Франкфурте-на-Майне можно увидеть ваши "Одноминутные скульптуры" ("One Minute Sculptures"). Какая идея лежит в основе этого проекта?

- Я занимаюсь этим уже почти двадцать лет. Берется предмет из повседневной жизни и создается контекстная связь между этим объектом и посетителями выставки. Участник перформанса следует моим указаниям, что приводит к созданию новой ситуации с соответствующими психологическими, философскими и социологическими особенностями. Взаимодействие объекта и участника перформанса открывает новые перспективы, новые миры, что кажется мне особенно захватывающим.

-Как реагируют на это люди в разных странах мира?

- Если говорить о перформансах, тут многое зависит от публики. В США или Японии посетители охотно идут на участие. В Австрии это очень сложно, то же самое можно сказать о Швейцарии, где посетителям требуется больше времени на то, чтобы решиться. Но в Германии все обстоит намного лучше. То есть можно говорить о разных реакциях публики в разных странах, что интересно наблюдать, делая выводы о некоторых особенностях национального характера. Речь идет о состоянии народа, позволяющем отдельной личности вести себя более открыто или препятствующем этим импульсам. Я считаю, что это очень интересный феномен.

В основе такого поведения, очевидно, лежат своего рода культурные образцы или схемы. Например, в США люди более тесно связаны со средствами массовой информации, они растут с ними. Они скорее готовы раскрыться перед камерой или участвуя в каком-то художественном проекте, чего нельзя сказать о нас. Это может быть связано с нашей историей, традициями и многими другими вещами. Но факт остается фактом и требует отдельного исследования.

Ссылки в интернете