1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Ковалев: Ходорковский будет сидеть в тюрьме, пока Путин у власти

Вместо решения о пересмотре "дела ЮКОСа", 1 апреля правозащитники получили обвинение в том, что были подкуплены Ходорковским. В интервью DW Сергей Ковалев заявил, что ничего другого от режима Путина и не ждал.

Серегй Ковалев

Сергей Ковалев не верит в справедливость в "деле ЮКОСа".

"Дело Михаила Ходорковского и Платона Лебедева" пересмотрено не будет. 1 апреля Следственный комитет России обвинил правозащитников, проводивших экспертизу "дела ЮКОСа", в том, что их якобы подкупил Ходорковский, поскольку они получали финансирование от основанного им Фонда "Открытая Россия". Прокомментировать ситуацию DW попросила соавтора книги "Дело Ходорковского", председателя российского общества "Мемориал" Сергея Ковалева.

DW: Сергей Адамович, с чем, по-вашему, связан подобный ответ Следственного комитета?

Ковалев: Это, по-моему, очевидно. Какие еще могли быть причины, кроме того, чтобы не отвечать экспертам-правозащитникам по существу? Хотя сам метод - поставить под сомнение честность экспертов - на мой взгляд, совершенно не приемлем. Мало ли кто от кого получал гранты. Мы точно так же могли бы спросить, а от кого получает деньги Следственный комитет. Это ведь деньги налогоплательщиков, прошедшие через посредника в лице государства. Может быть, нам тоже стоить задаться вопросом, а не подкупили ли мы, налогоплательщики, Следственный комитет? Или, может быть, властные структуры его подкупили? Это вообще не постановка вопроса. Я могу уверить, что я лично денег от Фонда "Открытая Россия" не получал. Московская Хельсинкская группа, насколько мне известно, тоже не получала ничего.

DW: Как правозащитникам защитить себя?

Ковалев: Если следовать принципам права, то правозащитники не должны защищать себя. Во-первых, у нас все-таки еще формально существует принцип презумпции невиновности, и если некто высказал обвинения, то пусть будет добр доказать их справедливость. Во-вторых, официально никто обвинений не высказывал, а если бы было в чем обвинить правозащитников, то истец должен обратиться в суд. Все остальное - трепотня, которая не имеет ни малейшего смысла.

DW: Но откуда тогда взялись все эти претензии?

Ковалев: Думаю, что стоит обратить внимание на заявление одного из членов нашего тандема, который в числе прочих дел, подлежащих пересмотру, назвал и "дело ЮКОСа". Я думаю, что Медведеву уже сделали соответствующий нагоняй за такую вольность. Понятно, что ни о каком пересмотре дела не может быть и речи, пока у власти находится Путин. Отсюда и претензии.

DW: То есть вы считаете виновным в том, что Михаил Ходорковский сидит в тюрьме, лично Владимира Путина?

Ковалев: Я абсолютно уверен, что Ходорковский является личным врагом Путина, что сам Путин неоднократно доказывал. Начать с того, что все это дело уходит корнями в личную встречу Ходорковского и Путина и имевшую место дискуссию между ними? И мне кажется, мы все знаем, каково его личное участие в "деле ЮКОСа". Господин Путин неоднократно высказывался об этом деле, даже в такие моменты, в частности во время процесса, когда его слова могли быть истолкованы как давление на суд. Все это дело шито белыми нитками, а поскольку Путин вновь будет президентом с мая, то, повторюсь, все и дальше будет подчинено логике: Ходорковский будет сидеть в тюрьме до тех пор, пока Путин будет находиться в начальственном кресле. И вы хотите, чтобы какой-то Следственный комитет в той иерархии, которая сложилась в России, защищал Ходорковского?

DW: Можно ли, по вашему мнению, что-то изменить в деле Ходорковского?

Ковалев: Есть большая проблема в том, что судейское сообщество у нас сильно зависит от власти. Причем судейское сообщество само хочет такой системы. И нужны специальные и непростые меры, чтобы это переломить. Кроме того, у меня возникает вопрос, почему международное сообщество ничего не говорит Путину о "деле ЮКОСа". Права человека - а как сказано в международных договорах, правосудие является одним из прав человека - не могут быть исключительно внутренним делом государства. Тогда почему бы, например, госпоже Меркель не высказать удивление и не потребовать объяснений от руководства России? Почему бы Совету Европы - а этот орган создан для того, чтобы права личности не нарушались ни в одной из стран-членов Совета Европы, к коим относится и Россия, - не задаться этим вопросом? А иначе все останется, как есть.

Что, по вашему, стоит предпринять правозащитникам в сложившейся ситуации?Наш адрес: feedback.russian@dw.de

Аудио- и видеофайлы по теме