1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Кнут или пряник?

Берлинский политолог Александр Рар, будучи на IX Минского форуме, размышляет об отношениях между Германией, ЕС и Беларусью

Есть два подхода к тем проблемам, которые мы сегодня имеем в отношениях Европейского Союза к странам (типа Беларуси). Один подход, это, скажем так, рейгановская политика -- объявление всех, которые не согласны с Европейским Союзом, Западом -- осью зла, империю зла и добивать их экономическими санкциями. Другая позиция, я сейчас провоцировано, остро говорю, это, скажем, европейская точка зрения, которая особеннопросматривалась в политике Германии в отношении Советского Союза начиная с 70-х годов. Кстати, которую тоже критиковали в свое время в Соединенных Штатах Америки и в самой Европе. Это попытаться все таки, ну, не сдавать позиции, а но договариваться через вовлечение трудных партнеров, трудных страны, даже "врагов", которых сейчас, естественно нет, холодная война закончена, в некий диалог, общее сотрудничество и партнерство интересов.

Из этого выходит действительно другой спор, который сегодня ведется в Германии, -- это кем ЕС должен стать для своих соседей: партнером для интересов или партнером для ценностей. В Европе элиты выступают за укрепление партнерства ради ценностей, интересы только тогда, когда будут преобладать ценности. Но не всегда это получается. Поэтому я считаю, что на таких форумах, как здешний, в открытой атмосфере можно поговорить также о том, а не действовать ли нам по-другому: сначала партнерство ради интересов, договориться о том, где мы друг другу нужны, друг от друга зависим, и потом через влияние на друг друга в цивилизованной форме стараться действительно прийти к каким-то общим знаменателям по поводу ценностей.

-- "Мистер Нет" Андрей Громыко оставил в наследие такой принцип решать острые вопросы когда на Советский Союз давили какими-то санкциями или поднимали какие-то острые вопросы: нужно вступать в переговоры, на Западе всегда найдется партнер для переговоров, а там дальше вопрос может быть как-то там снят. В этой связи, вот такая позиция вовлечения Беларуси в диалог -- не может ли быть использован тот же принцип Андрея Громыко? То есть, будут разговоры, но не будет эффекта?

Вы имеете в виду, что белорусское руководство постарается разыграть там внутри Европы разные фракции? У каждой дипломатии есть право постараться это сделать. Каждый думает о себе, о своих национальных или личных интересах. Но есть и другая сторона, которая имеет свои аналитические центры и может, если будет приниматься такой достаточно тупой подход, он может только расстроить отношения. Нет, я думаю, что на самом деле создание той общей базы, где нужно идентифицировать интересы и подходы друг к другу -- он достаточно реалистичен.

Я думаю, что сам президент Лукашенко сейчас в такой ситуации, где ему понадобиться Европейский Союз и партнеры на Западе. Ну не возможно развиваться стране, такой как Беларусь в изоляции и от Европы, и от России. Поэтому я думаю, что будут еще разные перемены, разные мотания, как в Украине, как и в других странах, которые находятся между Европйеским Союзом и Россией -- из одного центра в другой.

Много зависит и от того, по какому пути и сама Россия будет идти. Я думаю, что выгодно будет самой Беларуси, если Россия будет дальше придерживаться европейского вектора своего развития, а не китайского. На это тоже стоит очень надеяться, что так будет, облегчит ситуацию.

Но как в каждой стране, я думаю и в Беларуси есть противники сближения Беларуси с Западом и с той же Россией. И там, и там свои лоббисты, которые захотят добиваться своих может быть более узких интересов и которые придумают другие формы того, чтобы осложнять диалог.

Это все надо знать. Но для этого есть умные политики, и советники, люди с достаточно большим опытом холодной войны или вот с 90-х годов, которые могут политику выпрямить на правильный путь.

И последний вопрос. Вот когда мы сейчас разговариваем, должны проходить или проходят закрытые, но очень тяжелые переговоры Александра Лукашенко и Владимира Путина. Как вы думаете, какой у них может быть результат? В общем-то позиции сторон уже озвучены, они как бы не дают возможности для компромисса, но на самом деле ведь компромисс будет достигнут.

Беларуси очень сложно не достигнуть компромисса с Россией, потому что Россия, как не посмотреть, гораздо сильнее в отношение Беларуси, также как какая-то Франция или Англия должна была общаться с Америкой. И тоже нужно… Более слабому государству, так получается в жизни, приходится более сильнее стараться достичь компромисса, чем той стране, которой этот компромисс не обязательно нужен. Поэтому я думаю, что нужно будет договориться, но не совсем понятно, что Россия сегодня хочет в отношение Беларуси. Я считаю, что Путин по прежнему придерживается идеи объединения двух государств в одно целое, но все больше и больше политическая элита российская сегодня понимает… И, кстати, на это деньги есть -- несколько лет назад в России денег на это не было; сейчас они есть. Влиятельная часть российской элиты считает, что это делать не нужно. Зачем дразнить Европу? Зачем идти на сложный союз с народом или страной, которая и так будет всегда дружественно относиться к России. И за последние 16 лет развивалось все таки по-другому. Поэтому две точки зрения достаточно все-таки сталкиваются в российском руководстве. У Путина осталось несколько месяцев. Я не думаю, что за этот месяц будут какие-то конкретные очень шаги в установлении каких-то интеграционных процессов. С другой стороны оставить отношения какие они сейчас есть в такой конфликтной фазе он тоже не может, потому что войдет тогда в историю как человек, который разрушил отношения между Беларусью и Россией. Но и Лукашенко, конечно, тоже в очень сложной ситуации, потому что в Европе его никто не ждет, защиты от Европы ему получить не удастся, так что тем более ему придется договариваться с Россией.

В конечном итоге о чем можно договориться? О поэтапной все таки интеграции -- если не в общую большую Европу. Если это оказывается какой-то идеей фикс, абсолютно не реализуемой сегодня. Но через 20 лет неизвестно. Нужно может быть действительно думать о том, как где-то в рамках Единого экономического пространства создавать нормальные цивилизованные отношения, раз и навсегда заявив, что можно и что нельзя.