1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Книга недели: "Herbstfeuer" Андрея Куркова

Многое в сюжетах новелл самого читаемого сегодня на Западе прозаика, пишущего на русском языке, может показаться невероятным, выдуманным или утрированным. И не только немецкому читателю.

default

Обложка сборника новелл Андрея Куркова

"Осеннее солнце" или (несколько вольно) "Золотая осень", - примерно так можно перевести с немецкого на русский название новой книги Андрея Куркова "Herbstfeuer". Курков - самый переводимый и самый читаемый сегодня на Западе современный прозаик, пишущий на русском языке. Он родился в Ленинграде, живет попеременно то в Киеве, то в Лондоне и называет себя украинским писателем. Его книги выходили и выходят в Германии, Швейцарии, Франции, а роман "Пикник на льду" даже выдержал несколько переизданий. На немецком романы Андрея Куркова выпускает издательство Diogenes, которое опубликовало и сборник "Осеннее солнце". Мистика, чертовщина, юмор … Переводить название сборника на русский язык приходится потому, что ни книги, ни отдельного рассказа с таким заголовком у Куркова нет. Титульная новелла в русском оригинале называется совершенно по-другому: "С точки зрения травы". Сюжет ее - с явным привкусом "черного юмора". Федор, муж героини новеллы бабы Оли, решил вкусить плодов дикого капитализма и разбогатеть на рыбе, которую ловит в колхозном пруду. Баба Оля, между прочим, против. В один прекрасный день Федор пропал. Спустя несколько месяцев баба Оля слышит ночью, как через забор лезет вор, - и закалывает его вилами. При ближайшем рассмотрении вор оказывается ее пропавшим мужем. Бедной бабе Оле приходится решать серьезную проблему: куда деть труп… Курков любит подобные гротескные и страшноватые сюжеты. Его хлебом не корми, но дай подпустить мистики и чертовщинки. Герой одного из романов Куркова, например, решает покончить с жизнью. Но так как сам решиться на это никак не может, "заказывает" самого себя профессиональному киллеру. А потом передумывает - да вот как объяснить это киллеру? Ведь даже найти его герой не может. Гротескные спектакли В другом романе Куркова бедствующий писатель, держащий в качестве домашнего животного "отбракованного" в зоопарке пингвина, неожиданно получает хорошо оплачиваемую работу: писать некрологи на еще живых людей. В третьем свои права на сердце, пересаженное президенту страны, заявляет вдова донора. Как и в других книгах Андрея Куркова, Украина предстает в сборнике "Осеннее солнце" страной, в которой нет ничего невозможного. Самосвалы привозят и сваливают на мостовые в "художественном" беспорядке красные и желтые осенние листья, потому что предыдущей зимой народ спилил все деревья на дрова. Ветеран-афганец рекламирует в качестве рождественского подарка новые маршруты экстремального туризма под названием "Русская рулетка", например, трехдневное пребывание в камере украинской тюрьмы. Новый телефонный провайдер предлагает герою поговорить с его умершей подругой. Двое мужчин справляют на кладбище роялей панихиду по великой русской культуре, причем один из них оказывается министром культуры, который только что подписал распоряжение о слиянии своего министерства с министерством защиты потребителей и о ликвидации всех подведомственных министерству культуры учреждений. И так далее, и тому подобное. Самое удивительное во всем этом, как замечает Юдит Ляйстер (Judith Leister), рецензент одной из крупнейших немецких газет Frankfurter Allgemeine, - то, что гротескные спектакли курковского театра абсурда разыгрываются на реальной сцене. Многое из того, что не только немецкому, но и русскому читателю, возможно, покажется невероятным, выдуманным или, по крайней мере, утрированным, существует на самом деле: "гримасы" дикого капитализма, нелепые бытовые убийства, желание быстро и без особых усилий разбогатеть, торговля предназначенными для трансплантации человеческими органами, повальная коррупция и деградация культуры. Одно лишь утешает: в литературной интерпретации Андрея Куркова все это выглядит смешнее, чем в реальности. И пусть смех этот - горький, но все же смех, а не слезы. Ефим Шуман

Досье

Архив

Контекст

Ссылки в интернете