1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Книга недели: "Новый хозяин в Кремле?"

Удивительно не то, что Борис Райтшустер, многие годы возглавляющий московское представительство журнала Focus, ставит знак вопроса в названии книги "Новый хозяин в Кремле?". Удивительно, что он вообще задает этот вопрос.

default

Обложка книги Бориса Райтшустера ''Новый хозяин в Кремле? Дмитрий Медведев''

Russland Dimitri Medwedew und Wladimir Putin auf dem Roten Platz in Moskau

Владимир Путин и Дмитрий Медведев

Казалось бы, всем ясно, что и после инаугурации Дмитрия Медведева "хозяином" страны, то есть действительным, а не номинальным российским лидером остается Владимир Путин. Неужели в этом еще можно сомневаться? Однако немецкий журналист предостерегает против того, чтобы видеть в Медведеве лишь марионетку Путина.

Вождение с инструктором

Разумеется, реальные рычаги власти по-прежнему остаются в руках последнего. Автор книги остроумно сравнивает эту ситуацию с уроком вождения в автошколе: хотя Медведев и за рулем, но рядом - очень внимательный наставник, у которого внизу - параллельный комплект педалей. В любой момент он может сам нажать на тормоз или на газ и вывернуть руль "в случае чего". Да и заднее сиденье не пустует. Там, как милиционеры во время экзаменов на сдачу водительских прав, пристально следят за Медведевым силовики, ставшие в последние годы частью госаппарата и весьма неохотно согласившиеся на то, что Медведеву вообще дали "порулить". Уж они-то позаботятся о том, чтобы последнее слово всегда оставалось если не за ними, то по крайней мере за Путиным - гарантом шаткого равновесия соперничающих друг с другом кремлевских кланов.

Исходя хотя бы только из этой реальной ситуации, немецкий журналист считает наиболее вероятным запланированное Кремлем развитие событий: то есть "технический президент" останется до конца своего срока верным исполнителем воли Путина. Слишком многое может потерять Медведев, слишком мало у него шансов на то, чтобы выиграть все.

Остаточный риск

Тем не менее какой-то процент риска - для Путина - все же остается, замечает Райтшустер. Начнем с того, что двоевластие (которое на Западе, кстати, называют "разделением властей" и считают одним из непременных демократических атрибутов) - это абсолютно нетипичная для России и в ее условиях нежизнеспособная форма политического устройства. Не случайно русская поговорка гласит: "Двум медведям в одной берлоге не ужиться".

Кроме того, история Советского Союза дает множество примеров того, как считавшийся временной фигурой послушный аппаратчик, формально получив власть, довольно быстро узурпировал ее, отбирая у тех, кто его выдвигал. Именно так приходили к руководству страной Сталин, Хрущев и Брежнев.

Конечно, у Дмитрия Медведева, в отличие от них, нет опыта трудного восхождения к вершинам и многолетней внутрипартийной карьеры: он всегда оставался в тени Путина, поднимаясь вслед за ним. Процесса естественного политического отбора Медведев не прошел, подчеркивает Борис Райтшустер. Но зато, несмотря на отсутствие необходимой закалки и опыта властвования, у него сейчас есть другое: аура должности, царского трона. Причем, действует она не только на окружающих, но и на самого Медведева.

По свидетельствам знающих его людей, Медведев стал в последнее время высокомернее, нетерпимее к чужому мнению, не выносит возражений… Его желание "показать себя", несомненно, будут подогревать и могущественные аппаратчики из президентских структур, которые, конечно же, не хотят, чтобы центр власти перемещался из Кремля и со Старой площади, где находится администрация президента, в Белый дом, где сидит правительство и возглавляющий его Путин.

Честолюбивая " первая леди "

Еще один (и, по мнению немецкого журналиста, весьма серьезный) фактор риска для Путина - новая "первая леди" России. Первая красавица школы, в которую Дмитрий Медведев, по его собственным словам, был влюблен с седьмого класса, очень и очень честолюбива. В отличие от Людмилы Путиной, Светлана Медведева подчеркнуто независима и любит находиться в центре внимания.

Эффектная блондинка, она была частой и желанной гостьей на московских тусовках и званых вечерах. Правда, после того, как ее супруг был официально объявлен наследником Путина, остепенилась и занялась церковной благотворительностью. Особую слабость Светлана Медведева питает к Италии и к кутюрье Валентину Юдашкину. В петербургские времена часто бывала в Милане и Венеции и даже добилась того, что было открыто прямое авиационное сообщение между Венецией и северной столицей России. Как в свое время Раиса Горбачева, новая "первая леди", скорее всего, не удовлетворится своей ролью жены и матери, а будет активно вмешиваться в политику.

Терпение и труд

Есть, как считает автор книги, еще один человек, который может помешать запланированному возвращению Путина на президентский пост через четыре года. Это сам Владимир Путин. Немецкому журналисту непонятно, как Путин, "не чуждый тщеславию после стольких лет культа личности", как выражается Райтшустер, сможет смириться с ролью (пусть и формальной) второго человека в стране. Ведь вместо саммитов "большой восьмерки" Путину придется посещать стоящие на грани банкротства комбинаты и затопленные во время паводка колхозы. Из хозяина дома он фактически превратится в домоуправа, и в этом качестве, подчеркивает автор книги, должен будет отвечать за все недоделки и неполадки плохого ремонта. Надолго ли хватит у Путина терпения? Этот вопрос остается открытым.

Ефим Шуман

Контекст

Аудио