1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Книга недели: "Лучший из миров"

Первый роман известной словацкой публицистки автобиографичен. Многое в нем знакомо тем, кто вырос при "реальном" социализме. Тем не менее, банальной книгу никак не назовешь.

default

Автор романа "Лучший из миров" Ирена Брежна родилась в Братиславе. В 1968 году, после того, как танки Организации Варшавского договора подавили демократическое движение в Чехословакии, эмигрировала в Швейцарию. Сейчас она - известная журналистка, чьи очерки, эссе и репортажи удостоены множества международных призов.

Ирена Брежна писала о правозащитном движении в Восточной Европе, позже о грандиозных социальных переменах в странах бывшего соцлагеря, о войне на Балканах и в Чечне, "Лучший из миров" - первый ее роман, и, как часто бывает с первыми романами, в нем преобладают автобиографические мотивы.

По-пионерски прямо

Героиня романа, от имени которой ведется повествование, - одиннадцатилетняя Яна. Она живет в маленьком словацком городке в начале шестидесятых годов и страшно гордится недавно полученным пионерским галстуком. С наивным восхищением внимает Яна патетическим призывам "учиться, учиться и учиться коммунизму" и с искренней озабоченностью рассуждает о том, почему ее мать, выросшая в рабочей семье, так страшно "обуржуазилась".

Но у девочки все-таки хватает ума (и совести) промолчать о том, что мать тайком торгует связанными на дому свитерками и шапочками, когда "товарищ учительница" требует от детей "по-пионерски прямо" рассказать перед классом обо всех отклонениях от социалистического образа жизни.

Яна очень рано учится жизнь двойной жизнью. "У меня мозги были разделены перегородкой, - вспоминает она позже, - справа - то, что надо было говорить дома, слева - то, что в школе. Я себя чувствовала как двойные агенты в шпионских романах. Когда я заигрывалась или была усталой, неосторожное слово могло попасть не в ту половинку, вырваться нечаянно на волю и вызвать подозрение".

Минус на минус

Но история раздвоения личности девочки Яны - это не только история политическая. Говорить одно, думать другое и делать третье было привычным для миллионов людей. Об этом написано так много, особенно с начала девяностых годов, что новое слово автору "Лучшего из миров" здесь вряд ли удалось бы сказать. Но Ирена Брежна причудливым образом переплетает "политику" с очень личным, приватным, с историей взросления подростка и проблематикой семейной двойной морали.

Яна чуть ли не каждый день слышит дома сентенции о святости семьи, о том, что "своим" нужно держаться вместе, но когда родители ссорятся, мать эгоистически требует от нее лояльности прежде всего к себе. Девочке неприятно видеть, как ее мать флиртует с директором школы, но она молчит об этом дома, и в ее голове растет еще одна перегородка. В конце концов, девочка замыкается в себе, все больше отмалчивается и все больше понимает, что она может доверять только самой себе.

Все это было бы очень грустно, если бы Яну не спасал (невероятное дело!) путеводный маяк будущей счастливой жизни, о которой с гротескным оптимизмом рассказывали в школе и с экрана телевизора. Минус на минус дал плюс, жизнь девочки снова обрела смысл. Хорошо, хоть кому-то эта "лапша" по поводу светлого будущего помогла…

Ефим Шуман

Irena Brezná.
Die beste aller Welten.
Edition ebersbach, Berlin 2008.

Контекст