1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Книга недели: "Воспоминания" Гельмута Коля

В субботу, 17 ноября, на прилавках книжных магазинов Германии появилась третья книга воспоминаний бывшего канцлера ФРГ Гельмута Коля.

default

Гельмут Коль, обложка книги ''Erinnerungen, 1990 - 1994''

17 ноября в книжных магазинах Германии появилась третья книга "Воспоминаний" бывшего канцлера ФРГ Гельмута Коля (Helmut Kohl). Многие крупные политики и государственные деятели, уйдя на покой, пишут мемуары. Но эти книги редко становятся бестселлерами. Двухтомные биографические записки Черчилля, отмеченные Нобелевской премией по литературе, - одно из немногих исключений из правила, да и здесь большую роль сыграло ораторское, а не литературное мастерство бывшего британского премьера. Жанр " протокольной беллетристики" Чаще всего мемуары политиков - это в большей или меньшей степени "олитературенные" протокольные отчеты о тех или иных официальных мероприятиях, встречах, переговорах. Конспективную сухость нормативного изложения очень трудно наполнить жизнью. К тому же многие события и темы, о которых идет речь, - это, что называется, прошлогодний снег, и к моменту написания воспоминаний уже мало кого интересуют. Встречаются и политические мемуары совсем другого рода. Они поживее. Но поживее лишь потому, что их авторы, в первую очередь, сводят счеты со своими политическими противниками, а часто и соратниками. Такова, например, "Моя жизнь в политике" экс-канцлера Германии Герхарда Шрёдера (Gerhard Schröder), недавно вышедшая и на русском языке. Читать не слишком интересно: ведь после драки, как известно, кулаками не машут. " Воспоминания " Коля стоят особняком …И не только потому, что человек, их написавший, возглавлял правительство Германии дольше, чем любой другой канцлер (16 лет). Гельмут Коль, как признают даже его недоброжелатели, - политик исторического масштаба. Его не случайно называют "канцлером германского единства". Переговорам (порою очень нелегким) о будущем статусе единой Германии посвящены многие страницы третьей книги воспоминаний Коля, в которой идет речь о 1990-1994 годах. И вот тут-то особенно ярко проявляется другая особенность его мемуаров, делающая их столь читабельными, - эмоциональность, порою даже страстность повествования. Трудно было ожидать такой эмоциональности от тяжеловесного (в прямом и переносном смысле слова), медлительного, какого-то даже мужиковатого Коля. Но когда он описывает, например, ту страшную усталость, которая навалилась на него после успешных переговоров в Москве, когда с удовольствием цитирует поднявшего рюмку с водкой Горбачева: "Водка - это единственный действительно чистый напиток в СССР", когда с явным сочувствием рассказывает об отставке первого советского президента, - Колю веришь. Новый, незнакомый Коль Горбачев, которого Коль называет "верным и надежным другом", ему по-человечески явно ближе, чем Ельцин, и автор мемуаров это как будто и не пытается скрыть. Рассказывая о событиях поздней осени 1991 года, то есть о последних неделях существования СССР, Гельмут Коль как бы извиняется за то, что как государственный деятель и глава правительства Германии не мог, не имел права взять сторону того или иного конкурента, а должен был "сохранять баланс" между Ельциным и Горбачевым. Но мемуары Коля - это не только хроника политической жизни. В книге немало очень личного, приватного. Те ее страницы, на которых идет речь о страшной, неизлечимой болезни его жены и об автомобильной аварии сына, открывают нам нового, незнакомого Гельмута Коля. В общем, "Воспоминания" стоит прочитать не только тем, кто любит заглядывать за кулисы истории, но и тем, кому интереснее человек, творящий эту историю. Ефим Шуман

Архив

Контекст

Досье