1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Поиск и архив

Клара Ассизская

Среди последователей Франциска Асисзского были и женщины. Одной из них была Клара.

13 век был в Западной Европе переломной эпохой практически во всех сферах – и в церковной, и в духовной, и в политической, и в экономической. Именно в это время Франциск Ассизский понял, что его призвание – жить строго в соответствии с Евангелием Иисуса Христа. Люди, решавшие следовать путём Евангелия, часто полностью отказывались от собственности и пытались жить так, как жили Иисус и апостолы. Среди последователей Франциска были и женщины. Одной из них была Клара Ассизская.

Клара родилась в 1194 году в Ассизи в семье воинственного рыцаря Фаворино деи Шифи. Вместе со своими младшими сёстрами Агнессой и Беатрисой она получила строгое религиозное воспитание. Несомненно, большое влияние на формирование Клары оказала её мать Ортулана, которая была женщиной исключительной силы и мягкости. В то суровое время, когда даже короткие путешествия были предприятием весьма рискованным, она осмелилась пересечь море, чтобы посетить Святую Землю. До этого она съездила в Рим, где посетила могилы апостолов и храм святого Михаила на Гаргано. Мать и дочь были так тесно связаны Божьей Благодатью, что, вероятно, именно поэтому Ортулана завершила свою жизнь в монастыре Клары. В старости она пришла к Богу, ведомая дочерью, которая стала для неё духовной матерью.

Клара росла, по свидетельству современников, «доброй и прелестной». Всё это время она внимательно наблюдала за действиями Франциска и окружавших его юношей, восстанавливавших старую развалившуюся церковь святого Дамиано. Среди них был и кузен Клары – Руфино. Обитали они рядом с часовенкой, посвящённой святой Марии-дельи-Анджели, всё делали своими руками, жили подаянием и ухаживали за прокажёнными. С болью в сердце Клара слушала проповеди Франциска во время поста. Епископ позволил проповедовать Франциску, хотя тот и не был священником.

Со временем Клара начинает тайно встречаться с Франциском. Эти встречи проходили по обоюдному согласию, потому что она «хотела видеть и слышать этого нового человека», а он, «поражённый молвой о девушке, столь богатой добродетелями, тоже желал видеть её и говорить с ней, чтобы вырвать из мира эту благородную жертву». Тайком, в сопровождении своей лучшей подруги Клара отправлялась к Франциску. Девушка хотела, чтобы слова проповеди, обращённые ко всем, Франциск обращал именно к ней, к её жизни, к её неудержимому стремлению к Богу. Клара «с пылким сердцем воспринимает то, что он открывает ей о добром Иисусе».

Семья Клары уже подумывала о том, чтобы выдать её замуж, и подыскивала подходящую партию. Как писал впоследствии автор Жития святой, «её хотели выдать замуж в соответствии с её благородным происхождением, сыграв пышную свадьбу с каким-нибудь знатным и выдающимся человеком, но она ни за что не соглашалась, ибо решила остаться девственницей и жить в бедности». Однако семья Клары не отступала. И тогда девушка решила бежать.

В 1212 году в ночь после Вербного воскресенья она убежала через заднюю дверь, чтобы её не заметили, хотя для этого ей пришлось сдвинуть поленницу дров и мраморную колонну, загораживавшие выход. Утром все недоумевали, откуда у неё взялось столько силы. Она пришла в часовню Санта-Мария-дельи-Анджели, где с зажжёнными факелами её уже ждали Франциск и монахи. После заутрени Клара сложила перед алтарём своё дорогое платье и надела убогую монашескую ризу из мешковины. Волосы ей обрезал сам Франциск. В то время, как Клара, ставшая теперь сестрой Кларой, давала обет, монахи пели псалом, взывая к Богу, чтобы Он оказал покровительство преданной Ему душе, которая пошла за Ним, «не оказывая Ему сопротивления». После этого Клара была помещена в монастырь бенедиктинок в Бастии. Теперь Клара могла полагаться только на одно: на полное право монастырей предоставлять убежище. Это право признавала и Церковь, грозя отлучением каждому, кто его нарушит.

В монастыре родственники Клары нашли её в убогом одеянии коленопреклонённой перед алтарём. Это заставило их содрогнуться от гнева. «Ядовитыми кознями и льстивыми обещаниями», как пишет автор Жития, они пытались заставить Клару отказаться от «униженного положения, которое не делает чести семье и невиданно в этих краях». Родственники уже, было, собирались насильно увести её из монастыря, поскольку Клара была для них не монахиней, а просто капризной девчонкой, но в это время Клара сделала жест, значение которого в средневековом обществе было понятно каждому. Одной рукой она сняла с себя покрывало, и её поспешно обритая голова свидетельствовала всем о том, что она «отреклась от мира». Другой рукой она взялась за покров алтаря, как бы смиренно прикасаясь к одеждам Иисуса, Сына Божия. Теперь все поняли, что Мать-Церковь будет ревностно защищать своё дитя как неприкосновенную собственность Христову.

В следующее воскресенье в монастырь к Кларе сбежала и её 15-летняя сестра Агнесса, потому что, как пишет автор Жития, «у неё возникло отвращение к миру и любовь к Богу». Однако на этот раз родственники сдаваться не собирались. Они прибыли в сопровождении вооружённых людей, выволокли Агнессу из монастыря, надавали пощёчин, избили и насильно увели прочь. И тут, согласно преданию, произошло чудо: Агнессу удерживали 4 человека, но унести её далеко они не смогли. С каждым шагом маленькое тело Агнессы становилось всё тяжелее, пока, в конце концов, её вообще не могли сдвинуть с места. Более того, рассказывают, что у дяди, давшего Агнессе пощёчину, отнялась рука. Агнесса вернулась в монастырь к сестре, где её собственноручно постриг Франциск. Агнесса, основавшая впоследствии в Италии второй монастырь святой Клары, также причислена к лику святых. Вскоре к Кларе присоединилась и её третья сестра Беатриса, а затем и овдовевшая мать.

К этому времени Франциск восстановил церковь святого Дамиано. Он добился того, чтобы эта церквушка с прекрасным византийским распятием была приспособлена под небольшой монастырь и передана под покровительство епископа. Сюда Франциск и перевёл Клару с её подругами. Так началась история «Бедных женщин святого Дамиано». Он же и написал для них первый монастырский устав – «Formula vitae» («Жизненное правило»). Это было даже не столько правило, сколько документ о союзе между братьями Франциска и сёстрами Клары: «Поскольку, по Божественному вдохновению, вы стали дочерьми и служительницами Всевышнего Царя, Отца Небесного, и невестами Святого Духа, избрав жизнь в соответствии с совершенством Евангелия, я желаю и обещаю от своего имени и от имени моих братьев всегда усердно заботиться о вас».

Клара неоднократно обращалась к Папе Римскому, желая получить от церковных властей письменное подтверждение того, что её общинам будет дарована привилегия абсолютной бедности, что никто и никогда не сможет принудить их владеть чем-либо. Первый раз она получила согласие от Папы Иннокентия Третьего в 1215 году. Затем в 1228 году она направила запрос Папе Григорию Девятому, который, ещё будучи кардиналом, писал ей много тёплых писем, называя «любимейшей сестрой во Христе, матерью спасения своей души». Григорий Девятый настойчиво рекомендовал ей пересмотреть своё отношение к бедности. Он напоминал ей, что в некоторых обстоятельствах даже незначительная собственность может лучше обеспечить сохранность и свободу её монастырей.

Однако Клара не уступала, и Папа, приехавший в Ассизи в связи с канонизацией Франциска, намеренно остановился в монастыре святого Дамиано, чтобы попытаться переубедить Клару. «Если ты боишься нарушить данный обет, то мы тебя от него освобождаем», – сказал Папа. На это Клара мягко заметила: «Ваше преосвященство, я ни в коем случае не желаю освобождаться от обязанности следовать за Иисусом Христом». И тогда Григорий Девятый за бедным столом в трапезной монастыря святого Дамиано собственноручно написал текст этого странного документа, подтверждающего привилегию «ангельской бедности» («намерение о высочайшей бедности»).

Перед отъездом в Рим Папа пожелал разделить с монахинями их скромную трапезу. Сёстры могли предложить ему лишь корзинку с хлебом, и Григорий Девятый попросил Клару благословить трапезу. Клара повиновалась, и вдруг, согласно преданию, прямо на глазах у Папы Римского корка хлеба слегка приоткрылась, образовав чётко очерченный крест. Так Григорий Девятый, действительно, вкусил хлеба «благословенного» и понял, что этим чудом Иисус одобрил благословенную и распятую на кресте бедность, о которой Клара умоляла как о величайшем даре. Бедность Клара понимала так, что общины и люди должны быть «богаты бедностью», а это возможно лишь для тех, кто «стремится вслед за Христом» как за Суженным, ради Которого можно пожертвовать всем.

Впрочем, преемник Григория Девятого Иннокентий Четвёртый торжественно утвердил, к сожалению Клары, монастырские правила, дозволяющие монастырям иметь собственность. И тогда Клара в 1247 году сама взялась за написание устава для своего ордена. Её правила должны были полностью отвечать духу святого Франциска Ассизского. Впервые в истории Церкви монастырский устав написала женщина. В 1252 году устав ордена Кларисс был утверждён кардинальским советом, Клара, однако, находившаяся в то время уже при смерти, желала, чтобы устав, ставший итогом её жизни, был утверждён папской буллой. Она говорила, что хочет лишь поцеловать папскую печать, и на следующий день после этого умрёт.

8 августа 1253 года в келью к умирающей Кларе вошёл кардинал, чтобы вручить ей долгожданную папскую буллу. Клара поцеловала её. На следующий день она умерла. В последние мгновения перед смертью окружавшие её убогую постель монахини слышали, как она прошептала: «Иди смело, потому что у тебя надёжная охрана. Иди смело, потому что Тот, кто тебя создал и освятил, покровительствует тебе всегда, как мать защищает своего сына; Он любит тебя нежной любовью». Её спросили, к кому были обращены эти слова. И Клара ответила: «Я говорю со своей благословенной душой». И добавила: «Будь благословен Ты, о Господи, что создал меня!».

Контекст