1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Кланяться каждому на договорной основе

Новый принцип функционирования узбекистанской журналистики

В эти дни в парламенте Узбекистана рассматриваются проекты новых редакций законов, регламентирующих деятельность средств массовой информации. Как сообщило во вторник «Интерфакс», в обсуждении законодательных актов принимали участие представители общественных организаций, журналисты, юристы. Об этом российскому агентству сообщил Уткир Джураев – заместитель генерального директора Узбекского агентства по печати и информации.

Он же подчеркнул, что считает безосновательными заявления некоторых лиц о том, что новые законы направлены на ущемление деятельности СМИ. Но вот согласны ли с ним практикующие журналисты? Чувствуют ли они себя комфортно в нынешних узбекистанских условиях?

Конечно, не в последнюю очередь мы обратили внимание на парламент и новые законопроекты в связи с недавним постановлением узбекских властей, которое запрещает корреспондентам иностранных СМИ, у которых нет аккредитации МИДа Узбекистана, работать в республике, собирать информацию и так далее.

Итак, что же новые законодательные акты? Чем в итоге обернется для нас – иностранных СМИ – и для наших узбекистанских коллег появление новых правовых актов? Юрий Черногаев попытался прояснить ситуацию:

«Законодательная палата парламента Узбекистана - на финишной прямой (в том, что касается одобрения законов о прессе). По мнению оптимистично настроенного заместителя председателя Комитета по информации и коммуникационным технологиям законодательной палаты Исмаила Саидназарова, новые законы – шаг вперед на пути демократизации прессы:

«Это совершенно новые законы: " Об экономических основах сферы массовой информации", "Об освещении деятельности органов государственной власти", "О телерадиовещании"… Эти три закона являются абсолютно новыми. Четвертый был и раньше, но сейчас вносится как новый. Это Закон "О средствах массовой информации". А также это Законы " О защите профессиональной деятельности журналиста", "О принципах и гарантиях свободы информации".

К сожалению, те коллеги Саидназарова, которые имеют хотя бы несколько иную, нежели он, точку зрения, говорить о своем видении проблемы не захотели.

Мы это сделаем за них от имени журналистов, которым удалось заполучить тексты шести новых законов.

Например, статья 12-я закона о финансировании СМИ государством. В статье сказано, что финансирование может быть приостановлено, если налицо нецелевое использование. Но вот что такое «нецелевое использование», решить будут чиновники.

Столько же много заложено юридических казусов и в Законе «Об освещении деятельности государственной власти в СМИ». Статья 9-я, например, устанавливает обязательную аккредитацию журналистов при конкретных органах власти. Если учесть, что число министерств, комитетов, агентств и так далее в Узбекистане перевалило за 30, то аккредитоваться при каждом из них журналисту, прямо скажем, проблематично. Или вот положением статьи 23-й, которая требует заключения специального договора между редакцией и госорганом, о котором журналисты намерены рассказывать. Так «Немецкой Волне» придется ведь 30 договоров заключать!

Мажилисмен Исмаил Саидназаров говорит:

«Иногда бывает так, что иностранные СМИ без разрешения распространяют у нас свою продукцию. Подходит ли эта продукция для нашего населения? Мы видим иногда, что информация не всегда соответствует нашим национальным традициям, нашим обычаям или номам этики. Поэтому здесь определенное идет упорядочение».

Это, скажем так, мнение теоретика. Но на Востоке общественная жизнь строится не только на законах, но и на традициях.

О традициях в сфере СМИ нам рассказал главный редактор газеты «Зеркало – XXI» Михаил Егоров:

«И журналисты, и редакторы, и все остальные «самоцензоры» рассуждают о возможных последствиях. Хорошо, если они думаю о последствиях для страны. Тогда их как-то еще можно понять. Но чаще они думают о своем ведомстве или о свеем кресле, что уж совсем плохо. Впрочем, если даже и о стране говорить, то тут тоже уйма вопросов. Журналист не напишет, потому что его самоцензура подскажет ему, что это вычеркнет редактор. А редактор, если даже журналист напишет, вычеркнет, потому что его самоцензура подскажет, что чиновник не хочет ронять авторитет государства. А чиновничья самоцензура - это уже и не совсем самоцензура, а угодничество!»

Но и это еще не все. Предметов оживленного обсуждения стали сегодня так называемые «Основные правила, регулирующие профессиональную деятельность иностранных корреспондентов». Правила эти никакой парламент, конечно, не обсуждал, но именно на них-то и ссылаются сегодня чиновники в своем общении с журналистами. Среди многих положений, которые ставят по вопрос работу корреспондентов, например, такое: «Аккредитация при МИДе может быть предоставлена в течение двух месяцев, а до того профессиональная деятельность журналисту запрещена». А какой редакции, спрашивается, нужна будет информация, например, о сессии узбекского парламента через два месяца после ее окончания?»

Итак, новые законы, по словам их инициаторов и составителей, пойдут узбекской журналистике исключительно на пользу. Правда, сами труженики пера и микрофона в этом совершенно не уверены. Скорее наоборот!

Хотя, судя по тому, что, к примеру, рассказал мне в интервью известный независимый журналист Алексей Волосевич, дальше итак уже некуда. Работать журналистам в Узбекистане становится все сложнее и сложнее. Доступ к информации весьма ограничен:

«От официальных властей получить какую-либо информацию могут только корреспонденты аккредитованных российских агентств: «РИА - Новости», «Интерфакс» и «ИТАР-ТАСС». Потому что они, так сказать, абсолютно лояльны нашему правительству, и оно им все официальные мнения «сбрасывает» в первую очередь. Остальные аккредитованные СМИ, типа «Ассошиэйтед Пресс», «Рейтер», «Немецкая Волна», они должны уже звонить сами в пресс-центр МИДа или в официальные органы, и уже там те могут дать им какую-то информацию, а могут и не дать. А все прочие вообще никакой информации не получают. Я имею ввиду, конечно, независимые СМИ».

Заместитель генерального директора Узбекского агентства по печати и информации Уткир Джураев сообщил агентству «Интерфакс», что в процессе обсуждения законопроектов участвовали заинтересованные негосударственные и общественные организации, редакции газет и журналов, представители независимых изданий. Алексей Волосевич представляет как раз одно такое независимое издание, однако, он говорит, что его или кого-то из его коллег – независимых журналистов никто к разработке новых законов не привлекал. Хотя это, в принципе сделать было бы не так уж сложно. Ведь независимых журналистов в Узбекистане уже практически не осталось. Лишь единицы все еще пытаются донести до общественности ту информацию, о которой, кроме них, никто не сообщит. Как рассказал мне в интервью Алексей Волосевич:

«Независимых журналистов (вместе с зарубежными СМИ), наверное, наберется во всем Узбекистане человек 15. Может, я нескольких человек упускаю. Но 20-ти уже не будет. Один корреспондент «Рейтер», один корреспондент «Ассошиэйтед Пресс», один корреспондент «Франс Пресс»… Несколько человек на «Немецкую Волну» работали… Радио «Свободная Европа» закрыли… Есть еще несколько корреспондентов российских агентств, но их нельзя назвать независимыми. Они только точку зрения правительства отражают. И плюс десяток Интернет - журналистов, тех, которые регулярно пишут на какие-то сайты проблемные материалы. Все! Больше никого нет!»

И, наверное, никого и не будет, если Узбекистан продолжит замыкаться в себе и будет все дальше идти по пути информационной изоляции государства…

Дарья Брянцева, Бонн