1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Китай – Казахстан: точка притяжения - энергоносители

Центральным вопросом в программе нынешнего визита председателя Китайской Народной Республики Ху Цзиньтао в Казахстан было сотрудничество в сфере энергетики.

default

Ху Цзиньтао

Подробности из Астаны – в репортаже, подготовленном Гаухар Бекетовой:

Главы КНР и Казахстана подписали договор о сотрудничестве

"Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и председатель КНР Ху Цзиньтао подписали договор о сотрудничестве на ближайшие 5 лет между Казахстаном и Китаем, соглашение о расширении инвестиций КНР в нефтегазовую отрасль РК и об исследовании возможностей строительства нефтепровода в Западный Китай.

Кроме того, 3 июня был подписан ряд документов на правительственном уровне, а также соглашение о предоставлении Казахстану безвозмездной помощи в размере 20 млн. юаней для реализации проектов в области образования.

В ходе пресс-конференции лидер Казахстана высказал готовность помочь Китаю в поставках оборудования и медикаментов для исследования пациентов, зараженных атипичной пневмонией. Назарбаев высказал уверенность, что Китай сможет победить эту эпидемию и восстановить нормальную обстановку в стране. Он также сообщил, что в Казахстане принимаются меры с целью недопущения распространения этой инфекции.

В свою очередь, Ху Цзиньтао сказал на пресс-конференции, что "наращивание и укрепление двусторонних отношений, взаимовыгодного сотрудничества, благоприятно сказывается на мире и стабильности в регионе". Лидеры обеих стран высоко оценили роль Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС) и Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) в укреплении безопасности и стабильности в регионе. Как считают аналитики, на данный момент отношения между Казахстаном и Китаем носят партнерский характер, и серьезных разногласий между ними нет.

Как сказал "Немецкой волне" казахстанский политолог, директор группы оценки рисков Досым Сатпаев: "На данный момент серьезных проблем между этими государствами нет, кроме, может быть, проблемы трансграничных рек. Данная проблема, к сожалению сейчас активно не решается". Однако, по словам Досыма Сатпаева, необходимо учитывать тот факт, что Китай претендует на статус второй сверхдержавы в мире, и это очень сильно настораживает США, которые уже сейчас рассматривают Центральную Азию в качестве очень важной зоны своих геополитических и геоэкономических интересов. "Нельзя исключать того, что в перспективе Центральная Азия может стать ареной противостояния между Китаем и США. Это серьезная проблема и Казахстану ее следует учитывать, потому что его военно-политический потенциал не настолько велик, чтобы разговаривать с Китаем на равных", сказал он".

"Китай никогда не был заинтересован в том, чтобы выступать в Центральной Азии дестабилизирующим фактором"

Однако по мнению эксперта Германского фонда науки и политики Уве Халльбаха:

"Я думаю, Китай никогда не был заинтересован в том, чтобы выступать в Центральной Азии дестабилизирующим фактором. Для этого слишком велики были опасения кризиса в регионе, возникновения нестабильности как из-за территориальных конфликтов между странами, из-за высокого потенциала оппозиционных движений или активности исламистских движений – тем более, у Китая серьезная проблема с собственными сепаратистами в уйгурском автономном округе, и эта проблема связана с ситуацией в Центральной Азией. Весь этот букет проблем беспокоил Китай и вынуждал его участвовать в стабилизации региона вместе с Россией. Но непосредственно после 11 сентября возникла ситуация, когда сложилось впечатление, что все эти инициативы в той или иной степени существуют лишь на бумаге. И тогда Китай и Россия, для многих неожиданно, уступили политическую инициативу США. Однако затем положение снова изменилось, и Китай и Россия постарались вернуться в регион, но не в качестве сил, конфронтирующих с США, а в качестве возмещения западной концепции безопасности Центральной Азии, в качестве баланса сил".

Китай заинтересован в казахстанском рынке

И все же центральным вопросом в программе нынешнего визита китайского лидера в Казахстан было сотрудничество в сфере энергетики.

Не случайно Ху Цзиньтао после церемонии подписания двусторонних документов заявил, что "Китай переживает сравнительный дефицит энергоносителей", и отметил богатство углеводородных ресурсов соседа. В то же время и официальная Астана охотно видит в Китае покупателя казахстанской нефти. Как говорит немецкий эксперт по Казахстану Элизабет Рихтер:

"Китай уже давно хочет покупать в Казахстане нефть. И Казахстан очень заинтересован продавать нефть Китаю, поскольку считает, что Китай – самый важный потребитель казахстанской нефти в будущем. Насколько я знаю, и мне это подтвердили люди из казахстанского руководства, они видят будущее более в Центральной Азии, чем в Европе".

Договоренности между Казахстаном и Китаем – в пику США?

В этой связи, однако, возникает вопрос: не является ли столь громко объявленная перспектива казахстано-китайских торговых контактов определенным ответом Астаны на острую критику, часто звучавшую в последнее время со стороны западноевропейских и американских парламентариев в адрес Казахстана в связи с нарушениями прав человека и в связи с коррумпированностью высших эшелонов власти – последний фактор непосредственно касался нефтяной отрасли. Однако, как утверждает Уве Халльбах:

"Казахстан основывается в своей внешней политике на одном главном принципе. Он называется "многовекторность". Казахстан не ставит себя в зависимость от какого-либо одного направления , будь то торговые отношения или политика безопасности – только лишь с США, только с Россией, только с Китаем. Казахстан по своему центральному геополитическому положению в Центральной Азии – наличию самой протяженной сухопутной границы в мире (это граница Казахстана с Россией), протяженной границы с Китаем, беспокойными южными рубежами – вынужден практиковать именно такую политику. Этот принцип распространяется и на нефть. Казахстан использует географическое положение, чтобы торговать нефтью в различных направлениях. С 1997 года такое направление существует в отношениях с Китаем – существует проект строительства трубопровода в Китай через Синдзянь– правда, до сих пор он так и оставался проектом, - китайский капитал задействован в проектах по добыче нефти в Казахстане. Так что не следует рассматривать нынешние договоренности между Казахстаном и Китаем как демонстрацию в направлении США, это продолжение традиционной политической линии, проводимой Казахстаном".

Контекст