1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Кирилл Кабанов: "Коррупция в России заменила систему государственного управления"

В интервью Deutsche Welle председатель Национального антикоррупционного комитета заявил, что коррупция в России должна быть приравнена к государственной измене.

Заставочный снимок: две руки и евробанкнота

По мнению эксперта, у российского бизнеса с избранием президентом России Дмитрия Медведева появилась надежда, что власть не ограничится антикоррупционными заявлениями.

Deutsche Welle: Кирилл Викторович, риторический вопрос - есть ли у Дмитрия Медведева шанс побороть коррупцию в стране?

Кирилл Кабанов: Конечно, есть. Мировой опыт показывает, что возможности преодоления коррупции есть. Другой вопрос, насколько искренне и серьезно к этому будут подходить. Но я могу сказать, что у бизнесменов сейчас есть надежда, что после определенных антикоррупционных заявлений будет наведен порядок.

- Какие на сегодня существуют самые мощные коррупционные группировки?

- Все коррупционные группировки известны: в первую очередь, это силовая группировка, это представители Федеральной службы безопасности, частично те, кто курирует администрацию президента, частично министерство внутренних дел - как правило, департамент экономической безопасности. Также Следственный комитет при Генеральной прокуратуре РФ показал себя в захватах, в определенных ситуациях, связанных с участием бизнеса.

Ситуация такова, что в России сейчас идет отмывка огромного количества денежных средств. И представители силовых ведомств должны были бы этому противодействовать, но противодействия нет, наоборот, есть "крышевание". В результате этой коррупционной системы сложилась ситуация, когда банковская система, фактически, бесконтрольна.

- А что касается бюджетных денег?

- Ситуация с контролем бюджета еще как-то держится только за счет Счетной палаты. А исполнение решений Счетной палаты, как не раз об этом заявлял сам Степашин, исполняются только на 10 процентов

Поэтому если сейчас не навести порядок, то эта система съест и заменит всю систему государственного управления.

- Каковы же тогда должны быть шаги Дмитрия Медведева, чтобы хотя бы начать борьбу с коррупцией.

- Главное - до тех пор, пока в России система ответственности за коррупционные проявления не будет такой же, как ответственность за государственную измену, практика банального взяточничества будет непобедима.

- Какие еще должны быть приняты меры?

- Кроме законодательных инициатив, которые мы должны ратифицировать, естественно, должны быть ограничены известные центры коррупционного влияния. Влияние их должно быть уменьшено. Возможно, через уголовные дела или некую другую систему.

Мы сейчас стоим перед неким выбором, когда ни один законодательный механизм не будет запущен до тех пор, пока существуют коррупционные центры влияния. У нас сейчас даже те законы, которые есть, не работают. Наказание за коррупцию выборочное, наказывают среднее звено, или даже на уровне губернаторов - тех, кто провинился. Системного противодействия коррупции нет.

- Что происходит с судебной системой, насколько реально появление в России независимого правосудия?

- На самом деле основной системой противодействия коррупции в любом виде является судебная система. Но она у нас сама коррумпирована, поскольку судебная власть участвует во всех рейдерских захватах и неправомочных решениях.

Естественно, судебную систему надо менять. Нужно провести анализ тех решений, которые принимались незаконно. Необходимо понять, какая будет ответственность судей, потому что судебное сообщество фактически подчиняется только тем, кто его назначает. А назначается оно уже практически Главным управлением кадров, и проверку в отношении судей проводит своя служба безопасности. А проверка зачастую проводится не на профпригодность, а на лояльность. В том числе судей могут назначать и за взятки, поскольку у нас практически все должности покупаются и продаются.

- Какова статистика роста коррупции в России за последнее время?

- Есть определенные оценки. В декабре 2006 года генеральный прокурор Чайка говорил, что объем коррупционного рынка составлял 240 миллиардов долларов в год. Но сейчас эта цифра гораздо выше. Например, сейчас мы можем говорить о том, что только в Москве в настоящее время в день отмывается около 5 миллиардов рублей.

Понятно, что большая часть этого рынка, это коррупционные деньги, а не деньги от торговли наркотиками или проституции. По оценкам экспертов, сегодня коррупционная система составляет порядка 350 миллиардов долларов в год.

При этом надо понимать, что коррупционная система влияет на стоимость жилья, на взятки в сфере образования.

- Какое место занимает сейчас Россия в мировом коррупционном рейтинге?

- Недавно мы опять скатились в этом рейтинге и находимся на уровне африканских и азиатских стран.

Беседовал Владимир Сергеев

Архив

Контекст

Досье