Киргизская очевидность и ее перспектива. | Центральная Азия - события и оценки | DW | 10.07.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Киргизская очевидность и ее перспектива.

Выборы в Киргизии фактически состоялись.

Выборы в Киргизии фактически состоялись. И хотя в ЦИК республики поступают обращения с жалобами и сообщениями о различных нарушениях в ходе голосования, о давлении на наблюдателей, сомнений в том, что эти жалобы не приведут к пересмотру результатов голосования, практически не остается. Как и в том, кто через несколько дней будет официально объявлен президентом страны.

Наблюдатели в последнее время в один голос говорили о том, что успех на этих выборах практически обеспечен нынешнему исполняющему обязанности президента, К.Бакиеву. С другой стороны, судя по сведениям, поступающим из республики с начала апреля, то есть со времени утверждения новой власти в Киргизии, особых успехов этот политический лидер пока не достиг. Проблема управляемости на местах не разрешена, захваты собственности продолжались до самого последнего времени, равно как и попытки захвата власти и на местах и в Бишкеке, сигналов о принятии решительных эффективных мер по борьбе с коррупцией не поступало, криминальные элементы чувствуют себя по-прежнему вольготно. Компенсация ущерба бизнесменам, пострадавшим в ходе мартовских волнений, также идет не так, как то было обещано властью. Чем вызвана такая уверенность, что именно Бакиева изберет народ? На этот вопрос отвечает эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов.

АД: На мой взгляд, проблема президентских выборов была совсем не связана с тем, кто победит, а в том, сумеет ли тот, кто победит, обеспечить себе 50% явку избирателей. Так вот: эта интрига была решена в воскресенье к середине дня, когда ЦИК отрапортовала, что 53% тех, кто имеет право голоса, приняло участие в выборах. Второй вопрос, кто победит, кажется излишним, поскольку практически нет сомнений в том, что имя этого человека – К.Бакиев, который, заключив соглашение с Ф.Куловым в середине мая, не мог не выиграть, поскольку после того, как этот тандем стал политической очевидностью, политическая предвыборная борьба была фактически закончена, не начавшись. Против таких тяжеловесов выступать было самонадеянно, да и, пожалуй, рискованно. Единственный, кто попытался сделать это, приоткрыв забрало – это Барыктабасов, чьи сторонники 17 июня попытались в очередной раз взять Белый дом. Эта попытка не удалась, после чего стало ясно, что фактически власть "Бакиев-Кулов" существует, и ее остается только легитимировать 10 июля. Данные экзит-пула показывают, что победа тандема Бакиев-Кулов ( я сознательно говорю о победе тандема, потому что только в связке с Куловым Бакиев мог обеспечить такое преимущество) достигнута с 70% результатом.

Можно ли выделить некоторые особенности этих выборов?

АД: Характерно, что основная доля явки была обеспечена на юге Киргизии, где, по данным моих источников в Оше и Джалал-абаде люди стояли на отдельных участках в очередях, чтобы исполнить свой гражданский долг. Мало того, были нарушены "азиатские нормы" голосования, когда глава семьи мог один придти на избирательный участок и опустить бюллетени за всю семью и это не считалось серьезным нарушением, учитывая традиции. В этот раз женщины в традиционных мусульманских головных уборах стояли в очереди и ждали, когда они смогут опустить бюллетени.

Если уже речь зашла о мусульманских головных уборах, играл ли "исламский фактор" какую-то роль в ходе этих выборов?

АД: Любопытно, что вторым по количеству голосов, по крайней мере на юге, может оказаться омбудсмен Турсунбай Бакир-уулу, который себя позиционирует как сторонник исламского порядка вещей, считающий, что в этой стране лидером имеет право быть не атеист, а человек верующий. На одной из пресс-конференций он отказался ответить на вопрос журналистки, одетой в брюки. Другой особенностью его кампании было заявление о том, что узбекская нация наиболее возлюблена Аллахом. Таким образом он хотел польстить узбекским меньшинствам на юге Киргизии. И я думаю, что в целом Турсунбай Бакир-уулу удачно провел кампанию, и его авторитет будет утвержден в стране.

Каковы ваши прогнозы по поводу дальнейших перспектив? Решит ли избрание президента проблему управляемости страны?

АД: Что касается дальнейших перспектив, я думаю, что результаты выборов предопределят на ближайший месяц полный штиль и спокойствие в стране, поскольку сезон отпусков, люди устали от политики, и" переделать" результаты выборов уже практически не возможно. Единственное, что может ожидать страну в смысле определенного рода встрясок – это время, когда оберется внеочередная сессия парламента, (это, по моим расчетам, будет в первой декаде августа), для того, чтобы утвердить новый состав правительства, который должен будет формировать Ф.Кулов. Поэтому основная интрига отодвигается на август, когда возможны серьезные "разборки" между командами Бакиева и Кулова в попытках перетянуть на себя основное ядро формируемого правительства. И затем в сентябре, если опыт создания правительства окажется не очень удачным, то возможны различного рода варианты вплоть до фактического размежевания между Бакиевым и Куловым. Но это – пессимистический сценарий, который, исходя из стремления к стабильности, не кажется оптимальным.

Аркадий, Вы сказали о правительстве, которое должен формировать Кулов. Но только в прошедший четверг Бакиев заявил, что в случае его избрания президентом он намерен сохранить нынешний кабинет министров. Объяснена и цель: чтобы в республике не было чехарды и беспорядков. То есть фактически Бакиев уже до выборов связывает Кулову руки?

АД: Это говорит о том, что свои позиции в тандеме Бакиев считает более весомыми и он сам определяет правила игры в государстве, в котором он, как он уже заявил однажды, не хочет быть английской королевой. То есть не хочет исполнять ту церемониально-декоративную роль, которая ему могла бы отводиться в случае, если Киргизия превратится в парламентско-президентскую республику, где президент будет урезан в своих полномочиях. Не знаю, как на это отреагирует Кулов, но это заявление свидетельствует о двух возможных вариантах: либо договоренность Кулова и Бакиева о том, что Кулов считается с пожеланиями Бакиева о том, что часть людей из бакиевской команды и, в первую очередь, из экономического блока, войдет в состав правительства Кулова, либо это говорит о том, что есть заявка на определенное позиционное сражение между командами, о чем мы говорили чуть выше.

Не менее значимым, чем вопрос о том, кто будет президентом, является и вопрос о его полномочиях. Этот вопрос регулируется Конституцией. Судя по всему, что большая группа киргизских парламентариев намерена внести в основной закон изменения с целью ограничения полномочий президента. Каковы шансы у сторонников этой точки зрения добиться этого в парламенте?

АД: Вы не сказали о том, что есть второй вариант: проведение референдума, который может принять поправки к Конституции. Но поскольку в Киргизии настолько устали от референдумов, которых здесь было больше, чем в любой другой стране СНГ, то, вполне возможно, будет попытка сделать это через парламент. Но в случае, если парламент получит свою "долю" в этом распределении полномочий. Я не уверен, что сегодня парламент может принять сторону Бакиева, который хочет сохранить всю полноту власти в своих руках. Я, скорее, думаю, что относительное большинство будет настроено в сторону перераспределения полномочий в сторону правительства и парламента. С этой точки зрения Кулов может рассчитывать на большую поддержку парламента, нежели Бакиев.