1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Киотский протокол как модель модернизации экономики

В среду вступает в силу Киотский протокол, предусматривающий снижение выбросов в атмосферу вызывающих «парниковый эффект» промышленных газов.

default

Подробнее о его значении как для всего мира, так и для стран Центральной Азии речь пойдет в постоянной рубрике «Фокус» - сегодня с Михаилом Бушуевым.

Документ был подписан в 1997 году в японском городе Киото (отсюда и его название) 125-ю странами. Впоследствии, однако, Соединенные Штаты, на долю которых приходится значительная часть вредных выбросов, свою подпись отозвали. В итоге вступление Киотского протокола в силу стало возможным только после ратификации его Россией, поскольку, по условиям соглашения, документ должен быть одобрен странами, на долю которых суммарно приходится не менее 55 процентов вредных выбросов в мире. Россия, напомним, ратифицировала протокол осенью прошлого года. Тему продолжит моя коллега Дарья Брянцева:

Согласно исследованию, проведенному Пентагоном около года назад, в скором времени изменение климата станет для США более серьёзной проблемой, нежели деятельность террористических организаций. Однако президент Джордж Буш не склонен уделять этому вопросу много внимания - в отличие, кстати, от многочисленных американских экологических организаций, а также отдельных штатов, которые уже добились положительных результатов в сфере охраны окружающей среды. По объемам парниковых газов, выбрасываемых в атмосферу, по подсчетам специалистов, лидируют США, Россия и Европейский Союз. Впрочем, Европа не бездействует. Так, Великобритания уже достигла показателей по сокращению объема вредных выбросов, предусмотренных Киотским протоколом. Как отмечает британский премьер Тони Блэр:

- Мы поставили перед собой еще более сложную задачу. Вместо снижения объема выбросов на 20 процентов мы намерены снизить их на 40. И для этого мы предпринимаем все необходимые меры.

В частности, глава британского правительства, упомянул про более активное использование альтернативных источников энергии. При этом доля энергии, вырабатываемая угольными электростанциями, должна уменьшиться с 15-ти процентов до 5-ти. Германия тоже с самого начала поддерживала положения Киотского протокола. В течение семи лет ФРГ намерена добиться снижения на 21 процент уровня выброса парниковых газов в атмосферу по сравнению с 1990 годом. И большая часть работы уже проделана. Другой вопрос, насколько Киотский протокол способен решить проблемы, связанные с изменением климата? Ведь в процессе ратификации документа, для стран, поначалу настроенных скептически, появилось достаточное количество «лазеек» для того, чтобы задачи, заявленные в протоколе, стали более решаемыми. Как считает Юрген Триттин, германский министр по делам окружающей среды:

- Особенность и историчность момента вступления в силу Киотского протокола связана не с сокращением выбросов, на которое пошли страны, ратифицировавшие документ. Ведь критики не раз говорили (причем совершенно справедливо) о том, что те меры, которые принимаются сейчас, не остановят процесс изменения климата. И все-таки это важно, что мы на международно-правовом уровне как бы предотвратили еще более стремительное ухудшение ситуации, и взяли на себя определенные обязательства.

Однако страны Центральной Азии к Киотскому протоколу присоединяться не спешат. Какое вообще значение имеет для центральноазиатского региона вступление в силу данного документа? С таким вопросом мы обратились к сотруднику организации «Гринпис-Россия» Владимиру Чупрову.

- Для республик Центральной Азии Киотский протокол станет важным при условии, если развитые страны, которые пока не в состоянии выполнить требования Киотского протокола, - я имею в виду государства Западной Европы, Канаду, Японию, - придут в Центральную Азию и будут реализовывать проекты «чистого развития», для того чтобы снизить уровень своих выбросов парниковых газов.

Имеет ли смысл странам Центральной Азии вступать в число подписавших Киотский протокол?

- Все дело в том, что страны Центральной Азии, как и все государства СНГ, имеют ещё советскую модель экономики, расточительную модель экономики и, следовательно, огромный потенциал энергосбережения. И в это связи киотские механизмы, которые могли бы быть использованы внутри этих стран, - межнациональная торговля квотами между предприятиями, - если они будут внедряться, то, да, в данном случае киотские модели так или иначе повлияют на модернизацию экономики этих стран. Киотский протокол - это модель, которую центральноазиатские страны могут, или должны, скажем так, использовать, чтобы уйти от советской модели экономики.

А экономическая выгода?

- А что касается экономической выгоды, которую могут получить центральноазиатские страны, то торговать квотами напрямую им, к примеру, не разрешено. В отличие от России, где выбросы до сих пор не достигают максимума в результате кризиса промышленности после 1990 года. Т.е. Россия может получать прибыль от продажи квот на выброс парниковых газов, а страны Центральной Азии – нет.

Как бы вы оценили общую экологическую ситуацию в промышленном производстве стран Центральной Азии?

- На сегодня общая ситуация такова, что эти страны – так сложилось исторически - ориентированы на сырьевые сектора экономики. И на сегодня существует тенденция, когда грязные производства из развитых стран, к примеру, алюминиевое производство, переносятся в Центральную Азию, потому что здесь дешёвая электроэнергия, дешёвая рабочая сила и менее требовательные экологические стандарты. Подобный сценарий развития в регионе не совсем желателен. Что бы хотелось видеть в этих странах, - это развитое производство на равных партнерских отношениях со странами – потенциальными инвесторами

Напомним, что это было мнение сотрудника организации «Гринпис-Россия» Владимира Чупрова.