1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

"Кина не будет": германо-российский ледниковый период продолжается

Отсутствие российского кино на фестивале в Берлине - не случайность. Сотрудничество в области кино между двумя странами переживает трудные времена.

То, что среди более четырехсот фильмов, показанных на только что закончившемся фестивале Берлинале, не было ни одной киноленты из России (не считая десятиминутной анимации "Мой личный лось"), не могло не броситься в глаза. И едва ли может быть сочтено случайностью, учитывая события последних месяцев.

"Полная утрата доверия"

Ориентирующийся на экспертов в области кинематографии журнал Hollywood Report во время Берлинале даже посвятил "германо-российской кинобитве", за которой заинтересованно наблюдает европейская кино-общественность, специальный материл.

На заглавной картинки статьи Кинобитва (Film Fight!) в Hollywood Report стилизованный Ильич сцепился с усатым баварцем, видимо, символизирующим Германию

На заглавной картинке статьи "Кинобитва" (Film Fight!) в Hollywood Report стилизованный Ильич сцепился с усатым баварцем, видимо, символизирующим Германию

Лейпцигский продюсер Симона Бауман (Simone Baumann), уполномоченная Союза немецких кинопроизводителей по сотрудничеству со странами Восточной Европы, сказала в беседе с DW о "глубоком разочаровании" в российских партнерах и о "полной утрате доверия" к ним. Ее многочисленные обращения и письма в российское министерство культуры остались на протяжении последних месяцев безответными.

А причин для беспокойства и написания таких писем было более чем достаточно. 2013 год стал "годом катастроф" для германо-российского сотрудничества в сфере кино. Наиболее ярким и чреватым долгосрочными последствиями из череды скандалов стал отказ министерства культуры России поддержать фильм Александра Миндадзе "Милый Ханс, дорогой Петр". Тема фильма: дружба между немцем и русским в канун Второй мировой войны. По мнению министерства, такой дружбы быть не могло. Прибавим к этому одностороннюю (с российской стороны) ликвидацию российско-немецкого Фонда поддержки совместного кинопроизводства, прекращение (опять-таки по инициативе России) деятельности германо-российской киноакадемии - и серьезность проблемы станет очевидна.

Симона Бауман

Симона Бауман

Российская сторона в лице министра культуры Владимира Мединского объяснила немецким партнерам свои действия "реструктуризацией государственной системы поддержки кино".

"У меня нет надежды на то, что в ближайшее время что-то изменится, - огорченно говорит Симона Бауман. - В России происходит тотальная перестройка киносферы. Впредь государство решило поддерживать только фильмы, обращенные к национальной аудитории. Причем, скажем так, -лишенные политической и социальной заостренности". По мнению Бауман, режиссеры уже учитывают эти требования и стараются не браться за "сомнительные" темы. Урок Миндадзе подействовал. Однако "спецпродукты" для национального рынка не имеют шансов ни в международном прокате, ни на престижных кинофестивалях.

Официальная позиция Берлинале

По просьбе DW кинофестиваль Берлинале прокомментировал отсутствие в программе 2014 года фильмов из России. Официальный ответ таков: "Со стороны Берлинале интерес к российскому кино не ослабевает. Но в конкурсе всего двадцать мест, а национальных кинопроизводителей - в десять раз больше. Естественно, мы не можем каждый год представлять кино всех стран. Фактом является и то, что в этом году из России было немного кандидатов. В этой сфере также наблюдаются колебания, связанные с актуальной ситуацией в области поддержки кино, условий кинопроизводства и так далее".

Фильм Шагал-Малевич не приглянулся Берлинале

Фильм "Шагал-Малевич" не приглянулся Берлинале

Берлинале без России: мнения экспертов

Андрей Плахов, кинокритик, почетный президент Международной федерации кинопрессы (ФИПРЕССИ):

"Отсутствие фильмов из России в Берлине - это логика. Ключевые темы Берлинале , а именно критика капитализма, цензуры, борьба за права меньшинств, комплексы и преступления военного прошлого, российских кинематографистов либо не интересуют, либо им не дают об этом снимать. С другой стороны, две очень хорошие, критические российские ленты в этом году были показаны на Роттердамском кинофестивале. То, что они не попали в Берлин - недочет в работе берлинской команды. Мне кажется, отборщикам следовало быть повнимательнее".

Юрий Гладильщиков, кинокритик:

"Отсутствие российского кино на Берлинале говорит о трех обстоятельствах.
1. В России практически не осталось сколько-нибудь значимых для киномира режиссерских имен.
2. Те, что есть - Сокуров, Звягинцев, Кончаловский, Михалков (как ни тошно произносить имя последнего), - принадлежат Канну. Тут Берлинале проигрывает.
3. Налицо первый итог политики двух псевдогениев современного русского кинопатриотизма Мединского и Михалкова. Эти люди якобы хотят, чтобы в России производили великое кино. Но они мелкие люди. У них мелкие помыслы. Вот и результат: в России вообще нет арт-мейнстрима, который способен заинтересовать Берлинале. В России есть отдельные удачи, шкурный, в большинстве своем тошноворный коммерческий мейнстрим, в основном, угодный власти, и в России почти истреблено киноискусство как таковое.

Раиса Фомина, генеральный директор агентства "Интерсинема":

"Видимо, Берлин не счел ни одну российскую картину достойной. Я представляла на берлинском кинорынке новый фильм Александра Митты "Шагал-Малевич".

Отборщики Берлинале смотрели картину, правда, в неготовом виде. Она была отвергнута. Это картина с большим бюджетом, снятая знаменитым режиссером, но картина историческая. А российская история (в отличие от немецкой, французской или американской) кинофестивали не интересует. Российская картина должна быть современной. Ведь фестивали рассматривают не только качество фильма, но и тему.

Что касается этой истории с фондами, то она просто дикая. Как же так? Подписываются правительственные документы, запускается программа, и вдруг меняются люди - и совершенно легко отказываются от подписанных межправительственных договоренностей. Лично я думаю, что это просто головотяпство и непрофессионализм. Но очень грустно, потому что это говорит о нестабильности ситуации, о недоверии к партнерам. А это всегда имеет далеко идущие неприятные последствия.