1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Катастрофа, которой могло не быть

Авиакатастрофа, произошедшая в субботу во Львове, стала причиной гибели 83 человек, в том числе 19 детей. Более ста человек ранены. Это самая массовая - по числу жертв на земле - трагедия в истории авиации.

default

На месте трагедии

Она произошла в результате того, что военный самолёт Су-27, выполнявший показательную программу, врезался в толпу зрителей.

Власти не только отстранили от должностей ряд высших военных руководителей, но и арестовали некоторых из них, хотя постоянно подчёркивается, что причины катастрофы будут известны только после анализа записей, сделанных бортовыми самописцами.

Зачем нужны военные шоу?

Наблюдавший за ходом воздушного праздника полковник Василькевич, пережив эту катастрофу, печально констатировал: зачем нужны все эти военно-воздушные шоу, если армия не в состоянии их проводить.

Аналогичного мнения придерживается и Манфред Опель, военный эксперт социал-демократов Германии. В интервью одной из немецких газет Опель подчеркнул, что если бы там, во Львове, действовали правила, существующие в Германии, катастрофы не произошло бы. Конечно, говорит Манфред Опель, после трагедии такого масштаба необходимо ещё и ещё раз подумать о смысле этой эквилибристики. Однако после того как в Германии, в Рамштайне, в 1989 году произошла аналогичная катастрофа, в ФРГ были введены существенные ограничения на проведение подобных показательных выступлений: 430 метров до зрителей и высота пролёта - не менее 70 метров. Этого оказалось вполне достаточно для предотвращения новых трагедий.

Безответственность и показуха

Украинское руководство ввело, однако, запреты не только на проведение подобных военных шоу, но и вообще на полёты всех военных самолётов, кроме тех, что находятся на боевом дежурстве. О чём это говорит? Спросил наш коллега Захар Бутырский у Вадима Гречанинова, генерал-майора авиации, экс-советника президента Украины по военным вопросам. Прежде всего, говорит Гречанинов, нужно понимать следующее:

"Это – комплекс мер, которых, к сожалению, не достает в нашем государстве для того, чтобы обеспечить такие шоу. В принципе, никому не нужна демонстрация такой силы, когда все знают истинную слабость армии и ее проблемы. Показуха просто ни к чему. Одна из причин происшедшего – безответственность и показуха, которую мы привыкли в последнее время демонстрировать".

Летчики, которые не летают

Причины бедственного положения украинской армии генерал-майор Гречанинов видит, прежде всего, в следующем:

"В последние годы данные о состоянии армии нашей, в том числе и авиации, базировались на необъективных докладах министра, руководства страны. Говорилось, что у нас из года в год повышается боевая готовность, которая на самом деле падала. В начале 90-х годов у нас было полторы тысячи боевых самолетов. Большой процент этих самолетов был четвертого поколения, как тот самолет, который разбился СУ-27. Сейчас мы с трудом можем найти 300 самолетов. Причем, половина из них летать не может. Но в тоже время, у нас 3500 танков, которые в современных условиях могут вообще не применяться в бою, потому что будущая война – это война, в которой участвует авиация, ракеты, мобильные войска. А почему у нас создалось такое положение? Потому что, с одной стороны, министр –танкист, а с другой стороны, отсутствие гражданского контроля со стороны власти. Все пущено на самотек. Два года назад министр обороны сказал откровенно, что наше харьковское авиационное училище, единственное в стране, выпускает летчиков, которые ни разу не летали. Потребовалось вмешательство президента, чтобы что-то изменилось".

В украинской армии и в авиации происходило немало катастроф, но, как говорит генерал Гречанинов:

"При анализе таких катастроф боролись две стороны: одна сторона защищала готовность матчасти, то есть непосредственно военной техники, а вторая доказывала невиновность пилотов. Между ними всегда шла борьба. Потому что, если отказала техника, то виноваты одни – конструкторы, а если виноват пилот, то виновата летная подготовка, командиры. Но в данном случае вплетается еще одна проблема – это гибель невинных людей, гражданских лиц, не имеющих никакого отношения ни к материальной части, ни к летному составу".

Зона повышенного риска

Леонид Поляков, эксперт Центра экономических и политических исследований имени Разумкова:

"У нас не понимают, что посты командующего и министра обороны не обязательно должны совмещаться в одном лице. Только представители политических сил, получившие мандат народного доверия, имеют право руководить вооружёнными силами, потому что вооружённые силы – зона повышенного риска и повышенной ответственности. К великому сожалению, наши политики пока не спешили брать на себя ответственность. А это – принципиальный момент, который и привел к ситуации, когда гибнут люди. Нужно радикально сокращать вооружённые силы и радикально повышать качество их финансирования. Сегодня мы остались без ВВС, некого назначать командующим, потому что за каждым из преемников тоже тянется свой шлейф – либо чрезвычайных происшествий, либо злоупотребления спиртными напитками. Лётчиков у нас тоже не осталось. У нас многие майоры-лётчики ни разу не садились на боевой самолёт, поднимались только на учебных. Квалифицированно пилотировать самолёт могут разве что военнослужащие уровня подполковника или полковника. Из них наберётся разве что одна военно-воздушная бригада".

Пресловутый "человеческий фактор"

Наш московский корреспондент Анатолий Даценко связался с создателями самолёта, попавшего в катастрофу.

"Директор по связям с общественностью КБ Сухого Юрий Черваков в беседе с корреспондентом "Немецкой волны" не стал давать излишне резких, по его словам, оценок львовской трагедии. Он полагает, что самолеты подобного типа за более чем 15 лет службы в воздушных частях СССР, а затем России и стран СНГ, зарекомендовали себя как очень надежные машины, оснащенные к тому же несколькими противоаварийными системами: "В целом у нас не появилось вопросов относительно технического состояния самолета, а вот о недостатках в организации авиашоу все мы подумали".

Российский специалист согласен, что в России и в странах СНГ по бедности порой не хватает денег на новые самолеты и новые детали к старым машинам, однако один за другим падают и произведения летного искусства ведущих западных фирм, у которых нет дефицита новых машин и запчастей для старых машин. Самое странное в том, что во многих случаях причиной трагедии становится именно человеческий фактор".

Виктор Агаев, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст