1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

"Кармелитки" в Мюнхене: есть ли жизнь перед смертью?

За оперу Пуленка, непростой во всех отношения материал, взялся на сей раз режиссер Дмитрий Черняков. Его вторая работа на сцене Баварской государственной оперы вызвала противоречивую реакцию немецкой критики.

Здание Баварской государственной оперы

Здание Баварской государственной оперы

Вообще-то на "вербное воскресенье" (а именно в этот день состоялась премьера "Диалогов кармелиток") в католическом Мюнхене принято ставить "Парсифаля" с его "чудом страстной пятницы". Но Баварская опера под руководством главного дирижера Кента Нагано (Kent Nagano) и генерального директора Клауса Бахлера (Klaus Bachler) решилась на эксперимент: в течение трех лет в канун Пасхи будут идти другие оперы "на тему католицизма": в этом году - "Диалоги кармелиток" Пуленка, затем - "Франциск Ассизский" Мессиана, а затем некая новая опера современного автора (детали проекта пока не разглашаются).

Оратория в сценах

История начинается с семейной драмы и кончается смертью на гильотине. Однако, несмотря на столь многообещающие точки отсчета, "Диалоги кармелиток" Франсиса Пуленка едва ли можно назвать оперой в классическом смысле этого эпического жанра. Впрочем, и сам композитор предпочитал для своего произведения, премьера которого состоялась 53 года назад в миланской "Ла Скале", определение "оратории в сценах".

Относительно реальная история о казни монахинь-кармелиток в Кампьене, противостоявших в годы французской революции секуляризации своей обители, обогащены выдуманной фигурой главной героини Бланш. Центральный сюжетный стержень оперы - страх и его преодоление. Пройдя серию испытаний, Бланш проникается твердостью сестер-монахинь и добровольно принимает мученическую смерть во имя веры. Глубоко католическая по духу, опера, по мнению специалистов, была написана рьяным католиком Пуленком не без идеологического прицела: он хотел подправить репутацию католической церкви, немало подпорченную в годы Второй мировой войны.

Francis Poulenc

Франсис Пуленк



О поисках рая на земле

Со своим удивительным чувством современного в любом материале Дмитрий Черняков поставил спектакль на тему "коллективного бессознательного" постиндустриального общества. Его героиня, Бланш, ищет не мистические корни христианства, а убежище от вполне земных страхов. Опере предшествует оформленная лишь шумовой завесой мизансцена: героиня стоит одна в бегущей куда-то толпе, посреди хаоса, стресса и всеобщего равнодушия. Страх перед жизнью - одна из важнейших тем спектакля. Убежище Бланш находит в своего рода экологической коммуне. Монахини варят варенье, собирают целебные травы и выгоняют революционных комиссаров, являющихся в облике взбесившихся ментов в куцых серых мундирах.

Все, как всегда у Чернякова, минималистично, очень символично и визуально красиво. Волшебник света и постоянный соавтор Чернякова Глеб Фильштинский и на сей раз погрузил деревянный сруб, в котором обитают монахини, в свой "фирменный" мистический полумрак, "свет безлунный".

Спорный финал

Спорным стоит назвать придуманный Черняковым финал оперы. Он, в сущности, диаметрально противоположен изначальной идее. Если Пуленк утверждает преодоление страха перед смерью и саму смерть как врата в жизнь вечную (гибель Бланш от руки палача и есть ее спасение), то Черняков, так сказать, меняет вектор. В финальной сцене мы видим монахинь, запершихся в обители с какими-то газовыми баллонами. Настоятельница призывает сестер идти до конца. Аналогия с "самосожженческим" финалом "Хованщины" более чем очевидна.
В момент, когда страшный конец, казалось бы, неотвратим, под звук грохочущей в оркестре гильотины Бланш врывается в оцепленный спецназом барак и вытаскивает оттуда задыхающихся сестер-самоубийц. Вбежав в сруб последний раз, она гибнет от взрыва.

Какова реакция критики на этот спектакль ?

"Ингредиенты, замешанные Франсисом Пуленком в музыку этой оперы, едва ли соответствуют общепринятому оперному вкусу, - пишет Райнхард Брембек (Reinhard Brembeck) в Süddeutsche Zeitung. - Поэтому многие из зрителей покинули театр уже во время антракта. Тем не менее, этот сдержанно стройный спектакль стоит называть лучшим за весь период, в течение которого театром руководит Клаус Бахлер. Режиссер Дмитрий Черняков в каждый отдельный момент слышит музыку и идет именно от нее".

И совершенно другой голос. "От Дмитрия Чернякова стоило ожидать критического, возможно - политически провокационного взгляда на этот материал, - считает Марко Фрай (Marco Frei) из Neue Zürcher Zeitung. - Сегодня, в эпоху дискуссий о "доминирующей культуре" (Leitkultur) и высоте минаретов, актуальность и острота этой оперы очевидны. Чернякова же интересует прежде всего индивидуум. Выдающимся не назовешь и финал оперы. Это режиссура, от которой порою просто устаешь".

Автор: Анастасия Рахманова
Редактор: Ефим Шуман

Контекст

Ссылки в интернете