1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Галерея

Карл Поппер

05.07.2003

Кроме Карла Маркса, пожалуй, ни один другой философ последних двух столетий не оказал такого огромного влияния на политическое развитие, как Карл Поппер. Более того, крах империи, опиравшейся на марксистские теории, наглядно подтвердил идеи Поппера о демократической революции, которая и привела к падению этой империи.

Карл Поппер родился в 1902 году в Вене в семье либерально настроенного адвоката, прекрасно знавшего историю и философию и состоявшего членом нелегальной масонской ложи. Семья была очень музыкальной. Классической музыке, как и литературе, Поппер придавал огромное значение. Кстати, позже он учился музыке у Арнольда Шёнберга и даже сам сочинял небольшие фуги.

В 16 лет Поппер уходит из средней школы и записывается вольным слушателем в Венский университет. В то время это было возможно и почти ничего не стоило. Поппер в течение 2 лет изучает самые разные предметы: математику, физику, философию, психологию, музыку. Затем он работал подсобным рабочим, какое-то время изучал церковную музыку в Венской консерватории. В 1922 году Поппер становится учеником краснодеревщика, одновременно он в качестве частного ученика получает аттестат зрелости. Позже, по окончании пединститута, Поппер до 1935 года работает учителем в школе.

В 1934 году Поппер публикует свою работу, в которой он в теорию познания вводит свой знаменитый «принцип фальсифицируемости». По мнению Поппера, для подтверждения рациональности теории её следует не верифицировать, основываясь на эмпирическом опыте, а, напротив, фальсифицировать. Любая теория – это всего лишь приближение к истине; она остаётся в силе лишь до тех пор, пока её не сменит другая, более обоснованная.

В 1937 году, когда политическая обстановка в Австрии становится всё более напряжённой, Поппер, предчувствовавший присоединение Австрии в нацистской Германии, уезжает вместе с женой в Новую Зеландию. В конце войны он перебирается в Англию, где начинает работать преподавателем в Лондонской школе экономики.

В 1944 году в свет выходит книга Поппера «Нищета историцизма», название которой явно перекликается с названием памфлета Маркса «Нищета философии». В ней автор опровергает тезис о закономерности исторического процесса. Как утверждает Поппер, «история смысла не имеет». Отсюда и отрицательное отношение автора к идее, что история – это некая большая сцена, на которой действую большие коллективы людей – массы, народы, социальные группы. Поппер считает, что историю определяет деятельность индивидов:

«Едва ли есть хотя бы крупица истины во всей этой болтовне о массах и элитах просто потому, что этих «масс» в действительности не существует. Они состоят из неисправимых индивидуалистов, которые поодиночке ведут борьбу против всех других, в соответствии с принципом «человек человеку волк».

Свою, в общем-то, наивную концепцию истории (всё зависит от нас, всё решают отдельные люди, никаким закономерностям подчиняться не приходится – в силу отсутствия таковых) Поппер противопоставляет так называемому историцизму. Под историцизмом он понимает «такой подход к социальным наукам, при котором признаётся, что их главной целью является историческое предвидение и что эта цель достигается путём раскрытия «ритмов» или «схем», «законов» или «тенденций», лежащих в основе исторической эволюции». Иронически Поппер называет историцизм «философией оракулов – зловредным интеллектуальным заболеванием нашего времени». Историцизм, по мнению Поппера, перекладывает ответственность людей за свои поступки на историю. Он ведёт к фанатизму и нетерпимости, к утверждению единой и исключительной веры, превращающейся в «новый опиум для народа». Историцизм, утверждает Поппер, ведёт к тоталитаризму.

«Нищета историцизма» и опубликованная в 1945 году книга «Открытое общество и его враги» являются основными политическими сочинениями Поппера, написанными с целью разоблачения тоталитаризма. Впрочем, подробного анализа тоталитаризма и его корней Поппер не даёт. Своё внимание автор сосредоточивает на идейных предшественниках этого феномена, которых Поппер усматривает в историцистах. Историцизм неоднороден, поскольку включает в себя все идейные течения, признающие исторические закономерности. Таким образом, в числе главных идеологов тоталитаризма оказались Платон, Гегель и Маркс.

Историцизм, считает Поппер, не только бесплоден, но и крайне опасен, поскольку именно он лежит в основе попыток «утопической социальной инженерии», носящей государственный характер и стремящейся преобразовать всё общество в соответствии с определённым планом. В качестве примеров Поппер приводит Платона (статический вариант, то есть сохранение старых устоев общества или возврат к ним) и Маркса (динамический вариант, предусматривающий кардинальное преобразование основ обществ). Утопическая инженерия, основывающаяся на всевластии государства, по мнению Поппера, несёт людям только бедствия. Марксистский коммунизм, по Попперу, - самый страшный пример всех попыток установить царствие Божие на земле». Впрочем тон критики марксизма у Поппера с течением времени менялся. Одно время, в далёкой молодости, он даже считал себя марксистом.

«Я не очень люблю так называемую историю с большой буквы. Конечно же, история существует, и она имеет большое значение. Что же касается Маркса, то классовой структуры в той форме, как её описывает Маркс, больше не существует. Сегодня в так называемых капиталистических странах все талантливые, молодые пролетарии имеют возможность учиться, сделать карьеру. Тем самым прежнее классовое противоречие, по сути, преодолено. Сегодня, в любом случае, классовое обществе в марксистском смысле, на мой взгляд, миф. Конечно же противоречия всё ещё существуют, например, имущественное неравенство. Однако без этих противоречий невозможно было бы делать выбор между различными стилями жизни».

Указывая на то, что прогнозы Маркса о будущем капитализма не подтвердились и что попытки претворения его учения в жизнь обернулись коммунистическим тоталитаризмом, Поппер в то же время подчёркивал и сильные стороны его наследия.

«Я восхищаюсь Марксом во многих отношениях. Однако Маркс допустил множество ошибок. Я тоже ошибаюсь, каждый ошибается. Мой упрёк обращён, собственно, не к Марксу, а к марксистам. Ведь именно марксисты превращают Маркса в некого идола, они делают из него какого-то пророка. Маркс – философ, а не пророк, и в нём ничего пророческого быть не должно. Но, наверное, с этим, ничего не поделаешь, поскольку, к сожалению, человечество испытывает острую потребность в пророках. А где есть спрос, там есть и предложение.»

Главный порок Маркса Поппер усматривает в призыве к насильственной революции.

«Ужасным в современном марксизме я считаю его безыдейность. Никаких новых идей у него нет: прежние идеи, предложенные Марксом, для истории устарели. И с этой безыдейностью они собираются устраивать революцию! Революция при отсутствии идей может вылиться только в катастрофу».

Утопическая социальная инженерия ориентируется на радикальные преобразования общества и на полное искоренение несправедливости. А это нереально, уверен Поппер, убеждённый вместе со всеми традиционными консерваторами в том, что сделать этот мир совершенным невозможно. Мир «не соответствует и не может соответствовать нашим моральным идеалам и мечтам о совершенстве», утверждает Поппер. К тому же, утопическая социальная инженерия требует концентрации власти в руках немногих, что чаще всего ведёт к диктатуре, основывающейся на насилии. Применение же насилия Поппер допускает лишь в двух случаях: против тирании, исключающей возможность ненасильственных реформ, и для защиты демократии.

Утопической социальной инженерии Поппер противопоставляет «частную социальную инженерию», которая, по мнению Поппера, и является синонимом демократического преобразования общества. Эти преобразования осуществляются без применения насилия и являются результатом рациональности политики. Но возможны они лишь при наличии структур демократического контроля над правительством. Поэтому создание таких структур Поппер считает «единственной гарантией уничтожения эксплуатации».

Политические идеи Поппера зиждутся на противопоставлении «закрытого» и «открытого» общества. «Закрытым» Поппер называет племенное или коллективистское общество с такими свойствами, как иррационализм, отсутствие свободы выбора, слепое подчинение законам, обычаям и запретам. К этому типу Поппер относит также фашизм, коммунизм и вообще любое общество, для которых характерна духовная и политическая тирания.

«Открытое» общество, согласно Попперу, – рациональное и критическое. В нём господствуют разум и свобода. Человек в нём осознаёт свою автономность. Отсюда – необходимость принимать самостоятельные решения. Общественные проблемы в нём становятся предметом свободного обсуждения. «Открытое» общество – демократично в своей системе управления, а в экономике оно опирается на свободный рынок. Таким образом, описанное Поппером «открытое» общество – это весьма идеализированное отображение порядков, царящих в передовых странах Запада. Впрочем, Поппер упоминает и свойственные этому обществу противоречия.

«Давайте в качестве типичного примера возьмём американскую партийную систему. Я восхищаюсь многими американскими институтами, и многие американские институты я подвергаю критике. Я не говорю, что Америка – это идеальное открытое общество. Тем не менее, Америка – это открытое общество, по сравнению с теми обществами, где оппозиция не может высказать правительству по радио всё, что считает нужным.»

«Открытое» общество Поппер считает лучшим из всех возможных, поскольку оно создаёт предпосылки для прогресса. В демократии Поппер видит «наименьшее зло из всех форм правления». Тем не менее, демократию он не идеализирует, отмечая, что и при демократии правит не народ, что большинство часто принимает ошибочные решения, что от демократии как таковой не следует ожидать материальных благ для граждан, что она лишь создаёт рамки, в которых граждане могут действовать более или менее организованно и осознанно.

Касаясь социальных проблем, Поппер подчёркивает необходимость борьбы с нищетой, но о перераспределении богатств он не говорит. Видимо, поэтому вполне справедливо звучат упрёки, высказываемые в адрес Поппера в связи с тем, что его социальная философия защищает привилегированные слои общества и что направлена она на сохранение статус-кво. Наверное, именно поэтому у него и сложилась репутация «философа миллионеров».

«Я решительно выступаю против противоречия между богатством и бедностью в обществе. Это страшная вещь. Однако с ней можно бороться. Я не собираюсь вставать на защиту огромного богатства, тем не менее, на мой взгляд, богатство менее опасно, чем бедность. С бедностью мы успешно боремся во всех странах Запада. Что же касается миллионеров, то я – не миллионер, я не являюсь другом миллионера и не думаю, что среди моих знакомых есть миллионеры. Чувства зависти по отношению к миллионерам я не испытываю. Многие из них предпринимали попытки делать с помощью своих миллионов добрые дела. Да и богатство я считаю меньшим злом, чем бедность. Если вы считаете это апологией философии миллионеров, то это ваше дело».

Серьёзной проблемой Поппер считал демографический взрыв и призывал принять меры по сокращению населения не только в странах Азии и Африки, но и в Европе.

«На мой взгляд, все социальные проблемы отодвигает на задний план проблема темпов роста населения земли. Это действительно проблема, угрожающая человечеству. Рост населения планеты может привести к голоду, к войнам и прочим вещам. Кроме того, мы бездумно расходуем полезные ископаемые, вместо того чтобы их разумно использовать, и, тем самым, разрушаем землю, моря. Сегодня главная социальная проблема, как мне кажется, – это проблема выживания человечества в мире, где слишком много людей и слишком много атомных бомб».

Признавая, что «в последнее время в мире стало больше жестокости», Поппер говорит о необходимости «срочно принимать решительные меры, поскольку терпимость к жестокости представляет собой угрозу цивилизации». Свой тезис он формулирует так: «Во имя терпимости мы требуем права не проявлять терпимость к нетерпимости». Впрочем, особой терпимостью, в частности, к противникам своих взглядов Поппер тоже не отличался, за что коллеги его и прозвали «тоталитарным либералом».

В 1965 году Поппер получает дворянский титул, а в 1969 году он выходит на пенсию, но продолжает активно писать вплоть до своей смерти в 1994 году. В конце своей жизни он вспоминал:

«О себе я могу сказать, что мне повезло больше, чем я того заслужил. Мне повезло, что я смог покинуть Австрию ещё до вторжения Гитлера, поскольку я предвидел, что Гитлер явится в Австрию. Мне повезло и в том, что я помог 35 семьям эмигрировать из Австрии. Это, пожалуй, самое важное, что я сделал в своей жизни.»

Книги Поппера «Нищета историцизма» и «Открытое общество» вызвали, в основном, негативную реакцию читающей публики. Поппера упрекали в искажении философии Платона, Гегеля и Маркса, в том, что он неправомерно устанавливает причинную связь между философскими учениями и политическими режимами, а также в том, что он, оправдывая статус-кво современных демократических стран, не сформулировал развёрнутой концепции либеральной демократии. Тем не менее, в бывших соцстранах идеи Поппера стали одним из ориентиров для утверждения гласности, либеральности и критичности в обществе.

«Следует оставаться оптимистом. То есть до самой смерти бороться за человечество и за свободу. Даже если борьба и кажется безнадёжной, нельзя позволять лишать себя надежды.»