1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Религия и церковь

Карл Барт

Карл Барт родился в 1886 году в Базеле в семье кальвинистского пастора и богослова. Отец Барта преподавал Новый Завет и церковную историю в Базельском университете. Он был сторонником "позитивной", то есть умеренно консервативной теологии. Его старший сын Карл начал изучать богословие в Швейцарии, в Бернском университете. Затем он провел 1 семестр в Берлине, где, как и Бультман, посещал курсы Адольфа фон Гарнака и Германа Гункеля. После этого Барт продолжал учебу в Тюбингене, а последние студенческие семестры провел в Марбурге, где его учителем был известный богослов-систематик Вильгельм Герман. Герман, соединявший в своем творчестве наследие пиетизма с нравственным пафосом либеральной теологии, оказал большое влияние на молодого Барта. Ко времени завершения богословского образования Барт принадлежал к либеральной школе, связанной с именем Альбрехта Ритчля. Главной особенностью этой школы было то, что её приверженцы обосновывали богословие небиблейскими источниками.

Большое значение либеральные теологи придают психологическим и культурным факторам. По их мнению, Бог открывается лишь индивидуальному внутреннему чувству, а вера является ответом на запросы самой человеческой природы. В изучении Библии либеральные теологи прибегают к историко-критическому методу, использующему достижения исторических наук и сравнительного языкознания и опирающемуся на текстологический анализ. В результате, религию они рассматривали как часть общей культурной истории, а Иисуса Христа как историческую личность. Таким образом, Священное Писание для либеральных теологов не было прямым богооткровением. От буквальной трактовки библейской мифологии они перешли к её аллегорическому истолкованию. При этом Бог утрачивал антропоморфные свойства, но сохранял статус абсолюта, к которому способен приобщиться каждый индивид. Главное содержание христианства либеральные теологи усматривают в этическом учении Христа, а религиозную картину мира они пересматривают в свете научных данных, в результате чего она утрачивает свой иррациональный характер.

Либеральные теологи надеялись, что бурное развитие науки и техники позволит на базе буржуазно-либеральных программ решить острые социальные проблемы и будет способствовать достижению общего прогресса человечества. При этом особый упор они делали на разумно осмысленное христианство как основу гуманного общества, единения и братства людей. Либеральная теология, несмотря на постепенную утрату своего влияния в церковных кругах, тем не менее, сохранила своё значение, прежде всего, потому, что основное внимание она сосредоточивала на таких острых проблемах, как отношения науки и религии, а также тревога верующих в связи с растущей дегуманизацией мира. Многие религиозные и светские мыслители разделяют взгляд на христианство как на, главным образом, моральную доктрину.

В 1911 году Барт стал пастором реформатской общины в небольшом городке в кантоне Аарау. Здесь он провел 10 лет. Здесь же им были написаны оба варианта "Послания к римлянам". Этот труд, являющийся первым богословским опытом Барта, составлен как комментарий на новозаветное Послание апостола Павла к римлянам.

Публикация "Комментариев" была подобна, по выражению Карла Адама, одного из католических богословов, "взрыву осколочной бомбы в богословском лагере". Книга оказалась полным отрицанием идей либеральной школы, унаследованных Бартом от своих учителей, став своего рода манифестом и программой нового движения, получившего название «диалектическая теология», или «теология кризиса».

Опираясь на идеи раннего экзистенциализма, диалектическая теология исходила из факта тотального отчуждения человека, обусловленного утратой Бога или ложным, рационалистическим, Его пониманием. Вера, по мнению Барта, не может базироваться на разуме и объективном знании, ибо между человеком и Богом существует абсолютный разрыв (по-гречески «крисис»), преодолимый лишь посредством благодати, позволяющей индивиду открыть Бога в собственной душе и усмотреть истинный сверхразумный смысл евангельского откровения. Барт придавал исключительное значение противоположности божественного и земного.

Понимание Бога как «абсолютно иного» по отношению ко всему «посюстороннему» Барт конкретизирует в идее непостижимой парадоксальности бытия, выражающейся в том, что любое суждение человека о нём сталкивается с негативным ответом Бога. Высшим проявлением такой парадоксальности является сочетание Божественной любви с господством зла в мире. Это противоречие, то есть диалектичность, не может быть снято разумом; оно должно быть принято как нечто должное. По мнению Барта, напряжённость между грехом и искуплением, проклятием и благодатью, гибелью и спасением свидетельствует о том, что история есть Божий суд над человеком, сфера «Божьего гнева». Иррациональная диалектика, характеризующая отношения людей с Богом, не позволяет человеку полагаться на собственные силы и разум, а оставляет лишь надежду на благодать. Попытка диалектической теологии увязать социальное зло и мировую войну с парадоксальностью Божественного волеизъявления является фактическим признанием кризиса традиционной теодицеи (богооправдания).

Барт выступил с критикой распространенных представлений о человеке как об автономном, самодовлеющем индивиде, обладающем способностями и возможностями распоряжаться своей судьбой, преобразовывать мир и, в конечном счете, построить на земле идеальный миропорядок. Барт расценил эти представления как одно из величайших заблуждений и тягчайших грехов человека, как присвоение человеком прерогатив Бога, как незаконное самообожествление человека, как неоправданное забвение одной из основных истин религии, а именно противоположности ("инакости") Бога и человека. "Никакой мост, никакая преемственность не связывают гончара и глину, Творца и его творение. Они несоизмеримы. Различие между ними качественное и абсолютное," – писал Барт.

"Комментарии" Барта представляли собой первую работу в протестантском богословии начала 20 века, содержавшую положения, почти прямо противоположные тем идеям, которые господствовали тогда в европейской протестантской литературе.

Барта ошеломила реакция на его книгу. Он вспоминал об этом впоследствии: "Когда я смотрю на прошлые события, то сам себе кажусь таким человеком, который сходил по темной лестнице с церковной башни и решил опереться на перила, чтобы сохранить равновесие, а вместо этого схватился за канат колокола. К своему ужасу, ему пришлось слушать, о чем шумит этот колокол над ним и не только над ним одним".

"Послание к римлянам" принесло Барту известность, и в 1921 году он начинает преподавать реформатское богословие в Геттингене. Это была необычная карьера для богослова, не защитившего диссертацию ни к тому времени, ни позднее. Однако из-за кардинального отказа Барта от либеральной теологии у него начался серьезный конфликт с учениками Ритчля. Поэтому в 1925 году Барт занял профессорскую кафедру в университете Мюнстера, где он оставался в течение пяти лет до перехода в Боннский университет.

В 1927 году Барт опубликовал первые выпуски "Христианской догматики". Однако этот труд подвергся критике в связи с тем, что в его основу положена философия экзистенциализма. Барт решил начать все с самого начала, и в 1932 году появляется первый том его "Церковной догматики". При жизни Барта в свет вышли 12 томов этого труда, незавершенный 13-й том был опубликован после смерти автора в 1968 году. "Церковная догматика" не сравнима ни с чем – ни по своему объёму, ни по полноте своего содержания. Даже "Сумма теологии" Фомы Аквинского выглядит рядом с ней скромным "пособием".

После прихода к власти нацистов особую активность в немецком протестантизме стали проявлять так называемые "немецкие христиане". Они стремились соединить немецкий национализм с христианством и хотели, чтобы Церковь дала нацизму религиозное обоснование. В 1933 году "немецкие христиане" одержали убедительную победу на церковных выборах. Среди прочего, они внесли в документы "арийский параграф", запрещавший Церкви пользоваться услугами людей нечистой расы (то есть «неарийцев», например, евреев) или людей, состоящих в браке с «неарийцами».

Барт последовательно выступал против "немецких христиан", и не только по политическим мотивам. Он считал, что естественное богословие изначально строится на неверных предпосылках. "Немецкие христиане" своими нападками на Барта привлекли к нему более обширную и более сочувственно настроенную аудиторию.

В 1935 году, отказавшись подписать текст присяги на верность фюреру, что требовалось от всех государственных служащих, Барт вернулся из Германии в Швейцарию. В качестве профессора Базельского университета он продолжил свою писательскую и преподавательскую деятельность в своем родном Базеле.

В Базеле Барт работал над "Церковной догматикой" и другими книгами, регулярно читал проповеди в городской тюрьме ("как заключенный для заключенных", по выражению Барта) и заслужил репутацию авторитетного исследователя творчества Моцарта. На его лекции собиралось множество студентов со всего мира, что потребовало от Барта организации еженедельного семинара для англоязычной аудитории,

Всю свою жизнь Барт оставался смиренным верующим. Во время похорон Барта Ганс Кюнг вспомнил, как после какого-то спора он сказал Барту, что у него сильная вера. На это Барт ответил: «Итак, Вы сказали, что у меня сильная вера. Я никогда не считал, что у меня есть сильная вера. И когда придет день, и я предстану перед моим Господом, то стоять перед Ним я буду не со всеми моими деяниями, с томами своей «Догматики» в корзине за спиной. И не скажу я тогда: «Я всегда хотел творить только добро, у меня была сильная вера». Нет, тогда я скажу только одно: «Господи, будь милостив ко мне, бедному грешнику».