1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Каринна Москаленко: В тюрьме Ходорковский стал еще сильнее

Михаил Ходорковский 26 июня отмечает свое 45-летие в следственном изоляторе в Чите. С просьбой о его помиловании к президенту России обратились сторонники Ходорковского. Каковы шансы на положительный ответ?

default

Михаил Ходорковский

Михаил Ходорковский 26 июня отмечает свое 45-летие в следственном изоляторе в Чите. Против него ведется новое следствие по обвинению в экономических преступлениях. По результатам другого расследования и судебного процесса три года назад он был лишен свободы на восемь лет. С учетом предварительного содержания под стражей и в соответствии с российским законодательством, он мог бы рассчитывать на условно-досрочное освобождение. Или на помилование. С такой просьбой к президенту России Дмитрию Медведеву обратились сторонники Ходорковского.

Корреспонденты русской редакции Deutsche Welle побеседовали с адвокатом бывшего владельца концерна ЮКОС Каринной Москаленко.

Deutsche Welle: Каковы шансы на положительное решение вопроса о помиловании Ходорковского?

Michael Chodorkowski in Sibirien

В читинском СИЗО

Карина Москаленко: Помилование - это же вопрос гуманитарный. А правовой вопрос - это необходимость освободить его из-под стражи уже сейчас условно досрочно, потому что если российский закон это предусматривает, то по какой причине это не должно быть применено к Ходорковскому? Опять избирательность?

Что касается помилования, то это может сделать только глава государства. И я, если он сделает это, буду очень рада - потому что мне сейчас больше всего хочется спасти этого человека. Даже физически просто спасти - потому что за эти более чем четыре с половиной года он, конечно, очень сильно претерпел физически.

Я не вправе рассказывать об этих проблемах, но тюрьма ведь никого не оздоровляет. Я вовсю поддерживаю даже идею о помиловании. Другое дело, что этот вопрос нельзя рассматривать изолированно от вопроса о созданном властями "втором обвинении" Михаила Борисовича. В действительности это то же самое обвинение, но прослеживается желание просто продолжить содержать его в изоляции от общества.

Кому это нужно и зачем? Я думаю, об этом уже сказано много. Во всяком случае, в настоящее время идет определенная стадия процесса - ознакомление с материалами дела. И эта стадия должна чем-нибудь завершиться, например передачей дела в суд. Либо прекращением дела на этой стадии. Готовы ли власти прекратить уголовное преследование по второму делу? Я совсем в этом не уверена. А если так, то является ли таким уж важным вопрос помилования по первому делу?

У меня нет ответа на эти вопросы, а гадать и предполагать не дело адвоката. Я могу рассуждать только о том, что регулируется нормами права. А согласно им, после 25 октября 2007 года Михаил Борисович Ходорковский мог быть освобожден условно досрочно.

- Каринна Акоповна, а что вы можете рассказать об обстановке в Чите?

Marina Chodorkowskaja Mutter von Michael Michael Chodorkowski

Марина Ходорковская

- Мама Михаила Борисовича Ходорковского Марина Филипповна приехала специально, чтобы иметь возможность получить свидание с сыном в этот день. Мужеству этой женщины я всегда поражаюсь. Я сегодня в три часа ночи по здешнему времени и в час дня по читинскому поговорила с ней, поздравила ее, пожелала ей удачно сходить в следственный изолятор на эту встречу. Она очень ждет этих встреч, преодолевает тысячи километров всякий раз, чтобы встретить своего сына, особенно если это день его рождения. И она будет очень волноваться.

- Что можно пожелать человеку, празднующему свой 45-летний юбилей в заключении?

- Поздравить его можно вот какими словами. Он удивительно пронес свою личность, свою духовность через эти более чем четыре с половиной года в заключении, вырос нравственно в тюрьме. Не знаю, уместно ли сказать, что эти годы не пропали даром и пошли ему на пользу, потому что я, конечно, считаю, что больше пользы он принес бы на свободе. Но он понимает, что он приобрел за это время и насколько он стал сильнее как личность. Семья страдает. Годы уходят. Дети, особенно мальчишки-близнецы, большую часть жизни провели без такого замечательного отца.

Марина Борисова, Андрей Бреннер

Контекст