Канцлер идет ва-банк | Еуропа и Беларусь | DW | 24.05.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Канцлер идет ва-банк

23.05.2005

Партия Шрёдера проиграла выборы в Северном Рейне – Вестфалии. Но отпраздновать победу оппозиция не успела. В Германии будут досрочные общефедеральные выборы.

Между завершением земельных выборов в Северном Рейне – Вестфалии и началом общефедеральной избирательной кампании прошла всего двадцать одна минута. Вчера в воскресенье ровно в восемнадцать ноль ноль закрылись участки для голосования и по телеэкранам поползли башенки процентов. Стало ясно, что власть в Дюссельдорфе поменялась. Послядняя из красно-зеленых коалиций на земельном уровне – причем, в самом народонаселенном субьекте германской федерации - выборы проиграла и новое правительство здесь будут формировать консерваторы с либералами. Но по настоящему насладиться долгожданной – целых тридцать девять лет – победой они не успели. Уже в восемнадцать двадцать один в штаб-квартире СДПГ здесь в Берлине на сцену поднялся председатель немецких социал-демократов Франц Мюнтеферинг и объявил о сенсации, которая тут же затмила названную исторической победу ХДС и СвДП в Северном Рейне – Вестфалии:

Федеральный канцлер и я намерены предложить региональным организациям и руководящим органам партии добиваться развязки и с этой целью провести уже будущей осенью общефедеральные выборы.

То есть, за год до истечения нормального четырехлетнего срока полномочий действующего состава германского бундестага и сформированного им правительства. Новость была такой ошеломляющей, что телевизионные ведущие даже не сразу поняли, что к чему, и им пришлось на ходу менять свои заготовки. У политиков, бойко раздававших интервью, в карманах запищали сотовые телефоны. Через полтора часа к журналистам вышел сам канцлер:

Горький результат моей партии в Северном Рейне – Вестфалии поставил под вопрос политический фундамент для продолжения работы нашего правительства. С моей же точки зрения, реформы должны продолжаться, но для этого нам необходимо заручиться однозначной поддержкой большинства немцев.

Единственная возможность это сделать – досрочные парламентские выборы.

Потеряв Северный Рейн – Вестфалию, немецкие социал-демократы неожиданно перехватили инициативу на общефедеральном уровне и застали консервативную оппозицю врасплох. Лишь с трудом её лидеры сумели преодолеть растерянность, хотя раньше сами же громко требовали досрочных выборов. Председатель ХДС и будущий кандидат в канцлеры Ангела Меркель:

Если они – то есть правительство – считают это правильным, то могу сказать лишь одно: это хорошо для страны. Они могут быть уверены, что мы проведем очень ангажированную предвыборную кампанию и быстро к ней подготовимся.

Прошлый раз – три года назад – кандидатом в канцлеры от блока ХДС/ХСС был баварский премьер-министр Эдмунд Штойбер. Выборы он проиграл и едва ли захочет снова попытать счастье. Тем более, что к выборам уже в этом году он явно не готов, в отличие от Ангелы Меркель, которая в последние недели и месяцы изрядно набрала очки. Но и Штойбер заявил:

Я однозначно поддерживаю такой шаг. На этот счет нет никаких сомнений. Если досрочные выборы действительно пройдут, то «красно-зеленое» правительство будет смещено даже раньше, чем мы на то надеялись, а каждый день, когда политику в стране не определяет «красно-зеленая» коалиция, это – хороший день для Германии.

Осталось урегулировать некоторые юридические формальности, чтобы федеральный президент мог распустить действующий состав бундестага и назначить новые, досрочные выборы. Для этого, в частности, канцлеру Шрёдеру надо организовать в парламенте вотум недоверия самому себе. Но это – детали. Если всё пойдет по плану, то голосование может быть назначено на восемнадцатое сентября. Это значит, что восемнадцатого сентября власть в Германии сменится и новым канцлером станет Ангела Меркель. И вот почему.

Предложение канцлера провести досрочные выборы – это на самом деле заявление об отставке. И он, и председатель СДПГ мотивировали свою идею стремлением преодолеть патовую ситуацию во взаимоотношениях бундестага и влиятельной палаты федеральных земель, бундесрата, где доминируют консерваторы. С победой в Северном Рейне – Вестфалии их перевес станет еще более весомым. ХДС, в частности, будет иметь большинство в согласительной комиссии, которая созывается для урегулирования разхождений между бундестагом и бундесратом. В результате законотворческая деятельность правительства окажется практически полностью заблокированной. Если же допустить, что на досрочных общефедеральных выборах победу снова одержат социал-демократы с «зелеными», то в этой патовой ситуации ничего не измениться. Бундесрат будет и дальше торпедировать работу правительства. Для Шрёдера же программа реформ стала делом жизни. Он хочет войти в историю модернизатором Германии. Но как ни парадоксально, этого ему не добиться, оставаясь канцлером ФРГ. А вот уступив власть христианским демократам, которые не хуже него понимают необходимость болезненных реформ, он, разрубив гордиев узел в отношениях бундестага и бундесрата, поручит заканчивать дело своей жизни политическому оппоненту. Как бы ни относиться к Герхарду Шрёдеру, такой поступок делает ему честь. Редкий политик добровольно расстается с властью.

Своим политическим харакири канцлер преследует и еще одну цель – удержать от распада и консолидировать свою партию. Ведь в среде социал-демократов – разброд и шатания. Далеко не все понимают вслед за Шрёдером необходимость социальных реформ, многие по-прежнему пребывают во власти пролетарских стереотипов, резко оппонируют главе правтельства, массовыми стали выходы из партии, отщепенцы организуют альтернативные политические союзы. Переход в оппозицию, четырехлетний тайм-аут поможет социал-демократам снова самоорганизоваться и, быть может, выдвинуть на авансцену новых лидеров. К тому же в период болезненных социальных трансформаций правительство вынуждено проводить непопулярные меры, а у оппозиции есть неплохой шанс – и сегодняшний опыт это доказывает – играть куда более выгодную роль защитницы интересов униженных и оскорбленных. Ну, а Шрёдер? Ему шестьдесят один год, жена, две дочери. Он как-то сказал, что вполне представляет себе жизнь и вне стен ведомства федерального канцлера. Вот, например, Нью-Йорк ему очень нравится. Но перед отъездом, он еще отдаст последнее в предвыборной борьбе своей партии, хотя объективно и не заинтересован в её победе. Шрёдер не только политик, он еще и игрок.

Кафе без прейскуранта

Посетители «Вайнерай» платят, сколько пожелают.

В последние два года в Берлине открылось несколько кафе и маленьких ресторанчиков, где можно платить столько, сколько пожелаешь. Цены в меню вобще не указаны. Платишь по наитию. Об одном из таких заведений, расположенных в полубогемном районе Берлина Пренцлаур Берг расскажет Катя Петровская.

В „Kafe.Weinerei“ собирается обычная местная публика: художники и журналисты, студенты и молодые мамы, музыканты и непризнанные гении, - разноязыкая пестрая тусовка. Сюда их влекут не столько хаотично развешанные картины и зеркала, стильная музыка, и некомплектная обшарпанная мебель, сколько небывалая для Берлина дешивизна.

Все, чем здесь потчуют в дневное время, а это с 10 утра до 8 вечера, стоит всего один евро: булочки и пироги, киш и круасаны, разные сорта чая, белое и красное вино, шампанское и кофе.

Для сравнения – в любом другом не фешенебельном кафе бокал вина вряд ли обойдется дешевле двух с полтиной, также, как и легкая закуска.

В народе заведение окрестили «Кафе одного евро». Сюда часто заглядывают туристы с путеводителями в руках. В путеводителях написано, что здесь все бесплатно.

Один евро – это минимальная достаточная цена для выживания кафе. Прибыль образуется только, если посетители оставляют больше. Вот, как это объяснила Кристине, стоявшая за стойкой:

«Это заведение в общем не ориентировано на получение прибыли. Здесь принято доверять тем, кто сюда приходит, чтобы пропустить бокал-другой. Мы ожидаем адекватной оплаты и надеемся, что за бокал хорошего вина все-таки будут в среднем оставлять хотя бы по два евро, а если вино действительно хорошее, то посетители это обычно понимают, и платят еще больше. Бутылка вина при покупке стоит ведь совсем не столько, сколько обычно берут за неё в нормальном ресторане. У нас здесь нет таких огромных прибылей, как там. Потому что сам хозяин за большой прибылью не гонится».

Если вино понравилось, то можно купить бутылку или несколько в винном магазине напротив. Именно оттуда поступают все алкогольные напитки. Но, в основном, сюда приходят не для того, чтобы продегустировать вино.

Основная часть посетителей – люди из ближайших кварталов. Они воспринимают это кафе как свою собственную гостиную за неимением порой таковой дома. Многие сидят здесь часами и наслаждаются беседами с друзьями и знакомыми.

Оживленная разноязыкая речь часто заглушается дребезжаньем проходящих трамваев и другого транспорта.

«Наши посетители – без особых претензий, - продолжает Кристине. - Их устраивает, что мебель не новая – это как раз создает определенную атмосферу, - что здесь самообслуживание, и что, когда много людей, надо долго ждать, за стойкой здесь всего один, по выходным – два. Я думаю, такое не везде может выжить».

Это заведение характерно именно для района Пренцлауберг, где много неформалов, где люди не ходят каждый день на службу, и где те, кто побогаче, с удовольствием платят за тех, кто победнее. Завсегдатаи «Кафе одного евро» понимают, что эта цена – абсолютный минимум для выживания этого места. Поэтому многие из них и за кофе, и за вино платят почти столько же, сколько в других кафе и ресторанах. Но продолжают ходить именно сюда, потому что здесь они делают это по собственному желанию, а не по «приговору» официанта.

С 8 вечера в кафе начинают готовить, но поскольку на продажу горячей пищи у хозяев нет разрешения, на двери вывешена грозная табличка «с 20.00 – место встреч членов общества». Это – для контролеров, а не для посетителей. Так умело здесь прикрываются клубным принципом. На самом деле, дверь остается открытой для всех. Но платят здесь за еду уже не один евро, а «по ощущению».

Многие из тех, кто работает здесь несколько раз в неделю в поварах или в обслуге имеют другие рабочие места и знают, что такое большие деньги, это и архитекторы, и терапевты, и менеджеры. Кристине работает 4 дня в неделю физиотерапевтом и один – в кафе, где почти ничего не зарабатывает:

«Это что-то совсем другое. – объясняет она - Удовольствие. Здесь получаешь огромное удовольствие»

Это место дает шанс завести новые совсем неформальные знакомства. А шанс необязательно стоит денег – ну может, всего только один евро.

Это был репортаж Кати Петровской. А теперь – еще одна страничка радиожурнала «Столичная студия»

Новости «Русского Берлина»

4 подростка забрались на участок, принадлежащий посольству России, и устроили погром. Они залезли в автобус, разрисовали его антирусскими лозунгами, сломали зеркало и распороли обивку кресел. Полиция задержала хулиганов. Оказалось, что самому старшему из них 14 лет. Инцидент произошел в восточноберлинском районе Карлсхорст. Когда-то там размещался секретный объект КГБ. По неофициальным сведениям, в 90-е годы здание с параболическими антеннами на крыше и толстыми звуконепроницаемыми стеклами заняло ФАПСИ- Федеральное агенство правительственной связи и информации. Оно стало одним из ведомств, на которые разделили КГБ после распада Советского Союза. В России ФАПСИ обеспечивало связь верхним эшелонам власти. В ходе очередной реформы два года назад агентство потеряло самостоятельность и было подчинено ФСБ. Этой организации, судя по всему, передали и таинственный объект в Карлсхорсте. В Берлине уверены, что он служит резиденцией сотрудникам российских спецслужб и центром электронной разведки. Именно отсюда якобы идет слежение за немецкими системами коммуникаций и базами данных, которые представляют интерес для России. Естественно, что такое здание должно надежно охраняться. Тем не менее четырем школьникам удалось без помех проникнуть на его территорию. По данным полиции, они поступили просто и незатейливо – воспользовались дырой в заборе.

В концертном зале на Жендарменмаркт с успехом прошла премьера Пятой симфонии Владимира Юровского. Юровский, известный в СССР как автор балета «Алые паруса», умер 33 года назад. Его Пятая симфония, законченная незадолго до смерти, до этого ни разу не исполнялась. За дирижерским пультом на премьере стоял сын композитора, известный музыкант Михаил Юровский. С начала 90-х годов он живет в немецкой столице. Сейчас Юровский руководит Симфоническим оркестром берлинского радио...

В Берлине завершилось первенство Германии по художественной гимнастике. Его победительницей стала Лиза Ингилдеева. 16-летняя спортсменка, родившаяся в Москве, опередила соперниц, среди которых было несколько других эмигранток из стран СНГ. Особенно перспективной специалисты считают 17-летнюю уроженку Украины Елену Новичкову. Переехав с родителями в Германию, Елена получила немецкое гражданство только месяц назад...