1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Камни преткновения. Забытые имена, занесенные следы

Говорят, к тому, чтоб прошлое поскорее быльём поросло, призывают те, кто думает, что настоящее не имеет к минувшему никакого отношения. Особенно это касается тех, кто хотел бы забыть времена "третьего рейха".

default

По следам забытой еврейской жизни Кёльна.

Таким образом, однако, из памяти вытесняется не только часть собственной, возможно, не отмеченной славой, жизни. Так во второй раз подвергается уничтожению память именно о тех людях, чьё исчезновение входило в замысел убийц. Против этого ведёт работу живущий в Кёльне художник Гунтер Демниг (Gunther Demnig). В мостовую перед домами, откуда когда-то увезли в концентрационные лагеря местных евреев, Демниг вмуровывает бронзовые пластинки с именами увезенных и датами их рождения и смерти. Делает он это на собственные средства и с помощью спонсоров.

Забытые имена, занесенные следы...

Недавно по следам этого мемориала двинулась Кирстен Зеруп-Бильфельдт, выпустившая в известном кёльнском издательстве "Кипенхойер и Вич" книгу под названием "Камни преткновения. Забытые имена, занесенные следы " (Kirsten Serup-Bilfeldt: Stolpersteine. Vergessene Namen, verwehte Spuren. Kiepenheuer Witsch. Köln 2003, 160 S.). Еврейский императив "Захор!" ("Помни!") означает для автора книги, что не забывать должно и тех, кого убили, и тех, кто убивал.

"Бронзовая табличка, вмурованная перед домом номер 7 по Фрехенер штрассе, напоминает о Герде Леннеберг, урожденной Херц, и ее сыне Рольфе. Леннеберги дружили с тогдашними соседями, у которых на память об этой семье осталась одна-единственная фотография – Рольф, восседающий на пони. В 1939 году отец семейства Рихард Леннеберг эмигрировал в Южную Америку. Никто не знает, почему он оставил жену и сына в Кёльне: возможно, те должны были отправиться к нему позднее. Но сначала им предстояло оставить эту квартиру на Фрехенской улице. Где они оказались впоследствии, никто не знает: Герда Леннеберг стыдилась своей нищеты, того, что должна зарабатывать уборкой квартир. 21 октября 1941 года Рольф пришел к бывшим соседям и, протянув руку, сказал, что хочет попрощаться, что завтра он вместе с матерью должен оставить Кёльн. И действительно, 22 октября с вокзала Кёльн-Дойц их вместе с многими другими увезли в Лодзь, где следы Леннебергов теряются навсегда. После войны Герду Леннеберг объявляют умершей. От Рихарда Леннеберга из Южной Америки также никто никогда ничего не слышал..."

Криста Вольф (Christa Wolf) пишет, что цвета воспоминаний обманчивы. Часто однако, нет ничего кроме воспоминаний, за что можно было бы зацепиться. Мой дед умер в концлагере Ораниенбург-Заксенхаузен. Я никогда не встречалась с ним, но я помню о нём. Это – всё, что остаётся. Поэтому книга Кирстен Зеруп-Бильфельдт так важна для меня.

Уте Деккер , информационное агентство KNA
Перевод: Гасан Гусейнов, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

* * *

Гунтеру Демнигу можно писать по адресу: demnigkoeln@aol.com

Ссылки в интернете