Как узбекские власти пытаются сохранить государственные секреты | Центральная Азия - события и оценки | DW | 14.03.2014
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Как узбекские власти пытаются сохранить государственные секреты

Узбекские власти ограничили служебные поездки и контакты по интернету госчиновников. В связи с чем была принята такая мера, и как к этому отнеслись в Узбекистане, выясняла DW.

Президент Узбекистана Ислам Каримов опускает "железный занавес". Так информированный источник DW в Узбекистане прокомментировал президентское постановление, определяющее списки должностных лиц, которым отныне необходимо согласовывать служебные командировки либо лично с президентом (в этот списке находятся 25 номенклатурных позиций, включая председателя Сената, спикера законодательной палаты парламента, генерального прокурора, руководителя Центробанка и его заместителей), либо с кабинетом министров, либо со службами аппарата президента (например, в эту группу попадают судьи Конституционного суда).

Занавес перед чиновниками

По мнению источника, эта мера должна снизить интенсивность центробежных тенденций, возникших в последнее время в элитах в связи с неопределенностью в вопросе о преемнике Ислама Каримова. А также ограничить возможности высокопоставленных чиновников в создании за рубежом собственного политического капитала за счет комментариев внутриполитической ситуации или же каких-либо обещаний в беседах с иностранными политиками и бизнесменами.

Михаэль Лаубш

Михаэль Лаубш

"Прагматически постановление должно произвести впечатление на высших чиновников. Мол, хватка Каримова по-прежнему жесткая, и он хозяин положения в стране и контролирует свое окружение", - полагает немецкий эксперт по Центральной Азии Михаэль Лаубш (Michael Laubsch). Он считает, что документ мало что меняет в фактическом положении дел в Узбекистане, где и до этого выезды за рубеж высокопоставленных чиновников контролировались аппаратом Ислама Каримова, причем как служебные, так и частные. Ведь в Узбекистане сохранен институт получения выездных виз в ОВИРах.

Слова или деньги?

Возможно, появление документа связано с теми обвинениями в коррупции, которые звучат за рубежом в отношении членов семьи президента и некоторых высокопоставленных чиновников, продолжает Михаэль Лаубш. "Одна из версий объясняет появление такого постановления попыткой президента предотвратить общение высших чиновников с зарубежными, прежде всего, западными журналистами и экспертами, которые интересуются объяснениями громкого скандала с участием семьи Ислама Каримова, СНБ, прокуратуры и МВД. Чиновники могут оказаться слишком разговорчивыми и усугубить и без того острую ситуацию. Тем более, когда в нее включены следственные органы стран Запада и России", - сказал в интервью DW немецкий эксперт. Впрочем, по его словам, ряд обозревателей высказывает иную версию: Ислам Каримов пытается ограничить возможность вывоза чиновниками за пределы страны значительных сумм денег, или возможность ими воспользоваться.

Утечка в руки оппозиции

Введение специального режима выезда за границу по служебной надобности призвано внушить гражданам, что власть печется о них и держит в узде чиновников, отмечает координатор евразийской экспертной сети Jeen Наталья Харитонова. Впрочем, есть и другой аспект: тональность постановления говорит о том, что Ислам Каримов опасается утечки неких государственных секретов за границу, например, в руки зарубежной оппозиции. "Но, если речь идет об этом, то в нынешних условиях информация утекает не во время командировок чиновников, (за которыми присматривают сотрудники спецслужб). Постановление оставляет без внимания жен чиновников, их детей и любовниц, которые выезжают в туристические поездки или на учебу в зарубежные вузы", - указывает эксперт.

Наталья Харитонова

Наталья Харитонова

Наталья Харитонова отмечает еще одно событие, на первый взгляд подтверждающее предположение о страхе узбекистанских властей перед утечкой за рубеж неких сведений о ситуации в стране через государственных служащих. Речь идет о распространенном СМИ сообщении про запрет на обмен служебной информацией через зарубежные социальные сети и электронные адреса, и на пользование интернетом на рабочем месте в личных целях. Этот запрет вынесен управлением Госкомсвязи в Бухарской области.

Однако, по мнению координатора Jeen, доступ к западным почтовым агентам и популярным социальным сетям ограничен, а на рабочие компьютеры чиновников устанавливаются специальные "следящие" программы не потому, что власти переживают об утечке служебной информации по незащищенным каналам. "Причина в том, что "в лучших традициях "железного занавеса" они стремятся обезопасить чиновников от "тлетворного влияния Запада", - продолжает Наталья Харитонова.

В едином ключе

По ее мнению, и документ о согласовании командировок чиновников, и ограничение доступа к иностранным социальным сетям выдержаны в едином ключе. Они отражают современное видение руководством Узбекистана путей решения внутренних проблем в преддверии неминуемой смены власти.

"Ввиду украинской революции Ислам Каримов теперь отчетливо представляет себе еще одного врага узбекской государственности, помимо исламистов - это оппозиционер, вооруженный не только "коктелем Молотова", но и лозунгом о правах человека и демократии", - считает Наталья Харитонова. По ее оценке, президенту есть у кого перенимать опыт самоизоляции целой нации - туркменский пример у него перед глазами. Что касается отношения в Европе к новым директивам, то, по словам Михаэля Лаубша, на Западе и без них понимают: реального разделения властей в Узбекистане нет. "Хотя, конечно, то, что генеральный прокурор должен спрашивать у президента разрешение на выезд за рубеж для проведения там встреч по служебной необходимости - это нонсенс. Например, для командировки в Швейцарию, где сейчас официально объявлено о проведении следственных действий в отношении старшей дочери президента Гульнары Каримовой", - говорит немецкий эксперт.